Плачет!

«Как-то во время путешествия суслик перебежал нам дорогу. Это не очень примечательное событие отчего-то вдохновило нашего водителя на монолог. Еще, заметил он задумчиво, сурки есть. Удивительное, сказал, животное этот сурок: конфетку дашь ему — развернет и ест, как человек, а палкой ударишь — плачет. Раздумья нашего спутника вызвали тогда всеобщее оживление. Где же, поинтересовались мы, ты так близко с сурками имел дело — и конфетами кормил, и палкой бил?»

Где взял?

Сурки плачут, а русская литература не замечает. Шофёры уже замечают! Максимум на что сподобились — это «кричит» Александра Грина.

Мирослав Крлежа. Будда

В моих ноздрях угрюмо дышит смерть, / и на руках моих смертельная смола, / и темень смертная глаза мне залила, — / как рыба в воду, погружён я в смерть. /Лицо, листва, лазурь — всё, всё покрыто мраком, / всё пахнет смертью, смертоносным маком. // Дым на домами. Близок ночи срок. / По кровлям вкрадчиво взбирается вьюнок. / Зачем с подойником спешат с лугов коровы — / зачем, коль кто-то чёрный и суровый / нам смерть предрёк?

1937 год

Вместо «По кровлям вкрадчиво взбирается вьюнок» хорошо было бы прочесть «По склонам вкрадчиво взбирается сурок», но Крлежа гений и так, хотя несколько добрых слов о тарбаганах прибавили бы мощи и этому титану.

Сексуальное насилие в степи

Тысячи охотников стали жертвами сексуальных домогательств со стороны степных сурков-байбаков за последние годы. По данным организаций, осуществляющих мониторинг соблюдения прав охотников на сурков, каждый третий, а в некоторых районах — и каждый второй, тарбаганщик оказался объектом преступных посягательств. Один такой случай едва не закончился трагически. «При охоте на сурка-байбака преследовался охотник, и забежал в камыши, и мы его прождали у его машины до 12 ночи, он явился к машине, был удивлен, и сказал – лучше бы я сразу сдался. Ну, он был весь мокрый, пролежал в воде, замерз и пожалел об этом», пишет hunter.ru Ситуация осложняется высокой латентностью этого вида преступлений: не каждый охотник отваживается поведать о том, что на самом деле происходит с ним во время ловли сурков. Большинство из них умалчивают о перенесённых моральных и физических страданиях.

В этой связи охотничьи магазины спешно расширяют свой ассортимент: наряду с традиционными для них товарами на их полках появились нетрадиционные — титановые и алюминиевые «пояса невинности», которые прошли испытание в самых горячих точках степной и лесостепной зоны и хорошо себя зарекомендовали. Однако далеко не каждому охотнику они по карману.

— Мы продаём «пояса невинности» класса «люкс», «бизнес» и «эконом», — заявила владелец сети магазинов «Тарбаганщик» Элоиза Ложа. — Они помогут охотникам соответственно в 70-ти, 50-ти и 30-ти случаях из ста. Да, они дороги. Но экономить не стоит!

В это же время на рынках предлагаются китайские поделки из гофрокартона и модные виниловые обмотки, но они не столько защищают охотников, сколько привлекают и веселят сурков. 

 — Сурки — разносчики многих инфекционных заболеваний, в том числе венерических, — поделился своими размышлениями анонимный представитель Евразийской лиги охотников-жертв сурков-байбаков. — Необходимо предпринять решительные меры, пока не поздно! В местах охоты на сурков требуется разместить пункты срочной психиатрической, сексологической и практологической помощи и установить автоматы для бесплатной раздачи средств контрацепции.

Причина девиантного поведения сурков до сих пор не выяснена. Возможно, таковой послужила ошибка санитарно-гигиенических органов, которые обработали очаги распространения чумы препаратами повышающими половую активность парнокопытных. Действие этих препаратов на сурков не изучено.

Эксперты рынка металлов отмечают рост котировок акций титановых и алюминиевых компаний, который напрямую связывают с происходящими в степи и лесостепи событиями.

Китайцы!

«Популяция тарбаганов, монгольских сурков, обитающих в российском Забайкалье, находится на грани вымирания. К этому привело нещадное истребление грызунов браконьерами, продающими шкурки китайским бизнесменам. …В начале прошлого века по полям бегали миллионы тарбаганов… Сейчас же в Забайкалье тарбаганов насчитывается около 25 тысяч особей, большинство из которых обитает на территории Бурятии. Их поголовье уменьшается с каждым годом. И дело совсем не в том, что их до сих пор травит химикатами противочумная служба. Сурков становится все меньше, потому что шкурки этих животных скупают китайские бизнесмены».

Где взял?

Как хорошо, что они есть, эти китайцы! С ними как-то всё ясно, прозрачно. С ними видны нити, связывающие причины и следствия! С ними легко и весело. С ними всё понятно и просто. Китайцы — это хорошо! Берегите китайцев!

Арки, своды, купола!

«…толстые светло-коричневые тарбаганы сидят на толстом заду возле нор, столбиком — как и наши сурки, а норы их потрясают мощью, вход — как в подземный гараж, всегда — арка, камни выкинуты громадные, первобытно-могучие, непонятно, как это можно выломать-выгрести лапами, тут и с техникой накарячишься; в тарбаганах вальяжная и расслабляющая лень абсолютного вне-временья, где всякая жизнь длится вечно и торопиться не надо, им лень — даже свистнуть…»

Где взял?

Да, таких тарбаганов я ещё не видел. Таких арок. Таких нор. Но и здесь не без штампов: жирные, ленивые… А кто камни ворочал?

«Чистая сто вторая»

«…набили зайцев. До сих пор не понимаю, почему это называлось «охота», зайцы так и глазели на нас, и не думали убегать, это была, по честному,— чистая сто вторая статья, пункт — не помню, злостное убийство с заранее обдуманным намерением. Впрочем, не возьму в толк, с чего бы именуется тоже охотой — массовое убиение тарбаганов в предгорьях хотя бы Хангая, где их на квадратный метр — миллион. Охотники еще надевают белые, карнавальные, курточки и белые шапочки с заячьими ушами — это уж небось, чтоб любознательный тарбаган своим толстым доверчивым задом садился бы прямо уже на ружье. Ладно, охоты мне — не понять».

Где взял?

Массового убийства мне не понять!

Из интимной жизни

«Среди камней слышим какой-то свист. Это нас приветствуют любопытные сурки-тарбаганы. Обычно охотники промышляют тарбагана в конце августа — начале сентября. В это время зверек уже отъелся, и его шкурка заблестела. Охотится на него не трудно. Сытый тарбаган любит по вечерам вылезти из своей норки и слегка посвистеть. При этом он с любопытством прислушивается к ответному свисту — не откликнется ли поблизости самочка. Если тарбаган услышит ответный свист, то он стремглав бежит на свидание. На этом и ловят его охотники, мастерски имитирующие свист».

Где взял?

Какой всё-таки интересный ад готовят себе охотники: их будут не только мучить водой, верёвкой, огнём и ядами, но самое страшное — их будут подманивать человеческие самочки и обламывать, подманивать и обламывать, подманивать и обламывать…   

«Настоящий враг каравана»

«Но один вид животных сделался настоящим врагом каравана. Это были суслики, тарбаганы и полевые мыши. Целые области продырявлены ими. Даже при величайшей осторожности лошади попадают в ямы и легко могут ломать себе ноги в этих подземных городах. Не проходит и дня без падения коня в предательские подземные ходы».

Где взял? 

Да, это всё о нём, о нашем безобидном сурке. Стоит ли нам лишний раз обижать этого монстра? Не он ли вызывал великие переселения народов, продырявливая целые области, а, небось, и целые страны. Не от него ли бежали из Азии гунны? От хорошей ли жизни монголы отправились на Запад? Не слишком ли теперь мы самонадеянны, думая, что избавлены от древних бед? Не пора ли нам примириться с этим народом? Извиниться и покаятся?   

Меховая испанка

«В тайге к Кузнецку едят хорьков и тарбаганов (сурков). Это уже опасно, ведь тарбаганы болеют легочной чумой. Говорят, что чумная зараза исчезает из шкурки под влиянием солнечных лучей. Но кто может проверить, когда и сколько воздействовали лучи? Откуда шла знаменитая «испанка», так похожая на форму легочной чумы?»

Где взял?

Есть тарбаганов опасно. Носить их мех опасно. Убивать их опасно. Оскорблять их опасно. Вот и вся профилактика и гигиена степной жизни. Прекрасно жить с ними в мире и дружбе. Ходить к ним в гости. И принимать их у себя. Общий закон для людей и табаганов: это милейшие создания, если их не топить, не душить, не стрелять! 

Не спрашивай!

«… со мною. // Здравствуй, мой сурок, / Жидкое солнце горит / В моем солнечном сплетении, / Это лишь невралгия — / Не умирай весной, / Если мы выживем — / к нам прибежит наша Сольвейг / на лыжах …и убежит- / Быстрые ноги не для того, / Чтобы ходить пешком. / Не умирай, сурок, / Песенка про Суок, / помнишь, куклу наследника Тутти, / Мальчики переоденутся в Тутси / Пусть / Сумрак глубок, / Пусть глубиной голубиною / Вынесет на середину нас, / Ты ведь со мною? / Ты ведь со мной, мой сурок…»

Где взял? 

Не спрашивай: с тобою ли сурок; спроси: с сурком ли ты?