Куда исчезают одарённые дети

Ксения Курзова. Ценность одарённости личности в повседневной жизни

«…Ценность одаренной личности повседневно воспринимают различные социальные группы. Эти группы можно поделить на две среды: макро- и микросреду (общество и семью). И та, и другая среды оказывают влияние на раскрытие, развитие и проявление одаренности личностью на различных этапах ее жизни.

Нами было проведено исследование, целью которого являлось изучение ценности одаренности личности в микро — и макросреде (семье и обществе). В исследовании приняли участие следующие группы испытуемых: 1. родители детей, не признанных одаренными (не проходивших тестирования для выявления одаренности или набравших меньше необходимого количества баллов), учащихся общеобразовательных школ г. Екатеринбурга. Выборка составила 50 человек; 2. родители одаренных детей, прошедших отбор и посещающих занятия в Центре «Одаренность и технологии» г. Екатеринбурга. Выборка составила 50 человек; 3. представители общества. Выборка составила 100 человек.

На первом этапе исследование ценности одаренности для родителей (без дифференциации их на родителей одаренных и не одаренных детей) проводилось с помощью анкеты, в ходе которой нами были получены следующие результаты: во-первых, родители считают, что одаренный ребенок – это подарок судьбы; во-вторых, отношение к детской одаренности в обществе они оценивают как позитивное; в-третьих, отношение родителей к детской одаренности в целом можно оценить как позитивное в виде акцентирования внимания на одаренности или безусловной любви. Но такое отношение родителей к взрослым одаренным людям выглядит либо как негативное, либо как игнорирующее. Большинство родителей хотят, чтобы ребенок, пока он маленький, считался неординарным, особенным, талантливым, но по мере роста им бы хотелось, чтобы одаренность постепенно угасала, а ребенок становился обычным, «нормальным» взрослым.

Полученные данные свидетельствуют о том, что одаренность является для родителей ценностью до определенного момента, после которого эта ценность резко меняет свой полюс и становится качеством неблагоприятным, не ценным. Читать далее «Куда исчезают одарённые дети»

Голодные амортизаторы, или Шма, Исраэль!

Рылся в офисном… э-э-э, как там у Маяковского? …в архиве. И наткнулся на книжку Семёна Зайковатого «По традициям Маккавеев. Военно-исторические очерки», Екатеринбург, 1994 Видно, в далёкие девяностые годы руководство предприятия готовилось к боевым действиям и не нашло военного теоретика лучше. Я прочёл те страницы, которые связаны с Россией. От строчки «…русские солдаты врывались в окопы евреев» (это из времён польской кампании Суворова) мне сделалось чудно: Читать далее «Голодные амортизаторы, или Шма, Исраэль!»

Михаил Медведев. Свобода и Луна

Осенью на дороге Екатеринбург-Челябинск особенно заметно, что переезжаешь из одной климатической зоны в другую: заканчиваются холмы, сосны и начинаются распаханные поля, уже безлиственные леса и перелески. В Екатеринбурге дождь, ближе к Челябинску яркий невозможный день. Скорость, лазурь, простор — всё смешивается и разъедает тебя как кислота. Чтобы спастись, нужен попутчик. Вдруг покажется, что всё равно какой, лишь бы говорил, но на самом деле тот, от которого не станет хуже, а, может быть, станет легче. И вот какие-то невидимые линии сплетаются и расплетаются и ты уже не один: летишь и говоришь обо всём с неизвестным тебе человеком. Он добирается автостопом из Тобольска в Петербург. Он уверяет, что с самарской трассы легче уехать. Он, кроме всего прочего, скульптор. Ты оставляешь его там, где своротка на Кустанай. А он оставляет тебе сборник своих стихов «Чему нет названия..?» И ты понимаешь, что день закончился, хотя солнце ещё высоко, а работы — море. И по-детски думаешь, что, а вдруг, всё это не случайно, что это послание, и ждёшь вечера и стоянки, чтобы узнать.

СТРЕЛКА ЧАСОВ (Отрывок)

В эру Свободы откровение вложено: / мы не атеисты, мы только в себе. / Бьёмся с собой, и время сложено /в старый конверт, забытый во сне. /Ночь разлила молоко лунное / холодного света мне и тебе. / Эта дорога через безумное — / это всё, что осталось мне и тебе. /

ЛУНА

В доспехах предвкушений прыгаю в ночь. / Хочу иных течений, что смогут помочь. / Как ритуальный стол — кровать. Она. / Её стон гол и нам не видна луна. / На подносе — время, тебе и сейчас, / Словно дикое племя связало нас. / Туман её танца, скупые слова. / Солнца отрубленная голова. Луна. / Жажда и жатва. Отравлен и нем. / Не любовь — и ладно, память как плен. / В зеркале одной, в пол-оборота — / Полусудьба, полуработа: ЛУНА.

Культовые 300 экземпляров и классные иллюстрации Александра Микляева. И вы никогда, никогда не сможете купить эту книгу, даже если очень захотите.