Не могла она всё бросить и уйти от нас

Антиимперский инстинкт присущ империи. Империя есть убийца империй. Вовсе не национализм, как принято думать. Империя, завидев другую империю, принимает все, какие только есть в её распоряжении средства, чтобы ослабить её, разорить, унизить или даже уничтожить. Так, каждая из империй, существовавших в прошлом веке, нанесла Британской империи незаживающую рану. Италия, Германия, Япония и Россия – все они делали антиимперское дело. Роль России, правда, необыкновенна: несмотря на то, что она числится в списке соперниц Британии, Ниал Фергюсон не приводит примеров, когда бы русские сделали что-то такое, что превзошло бы враждебность других. Единственный упрёк, который он позволяет себе, тот, что русские плохо обращались сами с собой. Но как это могло подорвать позиции Британии? Возможно, они каким-то Niall Ferguson. Empireобразом подрывали основы британской идеологии, поскольку никогда не грешили ни расистской риторикой, ни расисткой практикой. В британской армии во время Второй мировой войны не только жалованье различалось в зависимости от цвета кожи, но даже туалеты были нескольких расовых типов. Факт существования русских, конечно, уже кого-то ранит, но что можно с этим поделать – трудно сказать. Перестать быть русскими? Японцы нанесли британцам удар, кажется, самый тяжёлый, опровергнув неопровержимое в течение столетий положение «никогда бритт не будет рабом». 15 февраля 1942 года британские части, защищавшие Сингапур, сдались в японский плен. Ниал Фергюсон в книге «Империя: чем современный мир обязан Британии» не находит для них слова оправдания: «Около ста тридцати тысяч солдат империи – британцы, австралийцы и индийцы – сдались противнику, который считал плен бесчестьем». Страница 450-я. Указанное сочинение. Москва. Астрель. Corpus. Перевод К. Бандуровского. 2013-й год. Британцы при этом превосходили противника в два раза по численности. Они сдались, опасаясь повторения Нанкинской резни 1937 года, но обрекли китайское население города на поголовное истребление, а самих себя на муки, которые ещё никогда не выпадали на долю британских солдат. «Британцы строили железные дороги руками азиатских рабочих-кули. Японцы произвели один из крупнейших символических переворотов в истории: привлекли шестьдесят тысяч британских и австралийских пленных, а также голландских заключённых и подневольных индийских рабочих, к постройке 250-мильной железной дороги через горы и джунгли на таиландско-бирманской границе. …рабами и стали военнопленные на строительстве той железной дороги». Включавшей в себя мост через реку Квай. Страница 452-я. Ничего подобного между русскими и британцами не случалось. «Британия пожертвовала своей империей, чтобы немцы, японцы и итальянцы не смогли сохранить свои собственные». Страница 473-я. И она об этом не жалеет. Но последний удар по ней нанесли, как это не удивительно, американцы. Поведение их, однако, было под стать поведению русских. Свои намерения они высказывали прямо, а инструменты, которыми они пользовались, были по преимуществу финансовыми, хотя «американцы были во многих отношениях враждебнее настроены к Британской империи, чем даже Гитлер». Страница 461-я. Британская империя прекратила существование. В это ни один читатель книги Ниала Фергюсона не поверит. Перешла, скорее всего, в газообразное состояние.

Сельдь народная, картофель имперский

«Британия без своей империи была бы просто «холодным незначительным островом, где бы мы только то и делали, что вкалывали, пробавляясь сельдью и картофелем», — заметил Джордж Оруэлл. Да что уж там! Без картофеля бы остались, картофель – имперский продукт. Ниал Фергюсон. Империя: чем современный мир обязан Британии. Москва. Астрель. Corpus. 2013-й год. Перевод К. Бандуровского. Страница 433-я. В период между войнами в среде британских интеллектуалов распространилось пренебрежительное отношение к Империи. Джордж Оруэлл приблизился к пониманию роли империи в жизни английского народа, но он был едва ли не одинок. Однако, имя одного сторонника империи перевешивает имена всех её противников вместе взятых. В силу обстоятельств он был одновременно её противником, ведь это хорошо согласуется с практикой Niall Ferguson. Empireдвоемыслия. «В этот тревожный межвоенный период был человек, продолжавший верить в Британскую империю. …Адольф Гитлер в «Моей борьбе» и застольных беседах неоднократно выражал своё восхищение британским империализмом. Что следует делать Германии, рассуждал он, так это учиться у англичан». Страница 441-я. Чему? Тому, как быть высшей расой или, точнее, «эффективному притеснению «низшей расы». Страница 441-я. По крайней мере, «Германия могла попытаться повторить этот опыт. «Территория России станет для нас тем же, — провозгласил он, — чем была Индия для Англии». Страница 441-я. Проблема заключалась в том, что вакансия высшей расы была занята. Адольф Гитлер молил: «…желание англо-немецкой дружбы и сотрудничества отвечает чувствам, которые проистекают из расового родства двух наших народов. …прочная дружба немецкого и англосаксонского народов невозможна, если другая сторона не признает, что существуют как британские, так и немецкие интересы, и что важным является не только сохранение Британской империи, что является смыслом и целью жизни англичан, но и свобода и сохранение Рейха, являющиеся целью жизни немцев». Страница 444-я. Но высшая раса не собиралась делиться своим положением – во-первых, — которое подразумевает, кроме прочего, право на притеснение «низших» – во-вторых. Ниал Фергюсон объясняет отказ неискренностью Адольфа Гитлера. «Иначе почему он называл Англию «заклятым врагом»? Страница 445-я. В частной беседе, содержание которой стало известно после войны. Ах, если бы он был человеком искренним, — сетует защитник империи, основанной на двоемыслии. Кстати, и «Чемберлен негласно признавал, что если бы он верил в то, «что мы могли купить… длительный мир, передав Танганьику немцам», он «не колебался бы ни мгновенья». Страницы 444-я и 445-я. Поэтому, видимо, он предложил им Чехословакию. Но о Чехословакии ни слова – тсс! Поскольку речь, видимо, идёт о пользе империи, к которой указанная страна не принадлежала. «Европа была потеряна. [Франция была повержена, а Россия приняла сторону Гитлера]. Но империя осталась». Страница 448-я. И если будут потеряны даже острова, «империя за морями, вооружённая и охраняемая британским флотом, будет бороться до тех пор, пока в указанное Богом время Новый Свет со всей своей силой и мощью не выступит для спасения и освобождения Старого». Страница 448-я. Империя шире себя видимой.

Действовать и раскаиваться. И раскаиваться в своём раскаянии

Джордж Оруэлл вспоминает колониальную службу: «…уже тогда я пришёл к выводу, что империализм – это зло и чем скорее я распрощаюсь со своей службой и уеду, тем будет лучше. Теоретически – и, разумеется, втайне – я был всецело на стороне бирманцев и против их угнетателей, британцев. Что касается работы, которую я выполнял, то я ненавидел её сильнее, чем это можно выразить словами». Страница 393-я в книге Ниала Фергюсона «Империя: чем современный мир обязан Британии». Москва. Астрель. Corpus. Перевод К. Бандуровского. Перевод отрывка А. Файнгар. 2013-й год. Работа, однако, делалась. Следовательно, ненавистью работника, тем более ненавистью тайной, можно пренебречь. Но Ниал Фергюсон использует двоемыслие для оправдания Империи, благо, что оно пронизывало Империю снизу доверху. «После освобождения Niall Ferguson. EmpireЛакнау [во время восстания сипаев] мальчик-индиец, сопровождавший шатающегося старика, приблизился к городским воротам и «бросился в ноги офицеру, моля о пощаде. Офицер …вынул револьвер и приставил его к голове несчастного просителя… Осечка». Страницы 219-я и 220-я. Ещё одна, и ещё, и ещё. На четвёртый раз мальчика удалось застрелить. «…история напоминает то, как во время Второй мировой войны офицеры сс вели себя с евреями. И всё же есть одно отличие. Английские солдаты, бывшие свидетелями убийства, осудили офицера: сначала восклицаниями «позор», а затем, когда оружие сработало, выражением «негодования» его поступком и «громким криком». Очень редко случалось, если вообще случалось, чтобы немецкие солдаты в подобной ситуации открыто критиковали старшего по званию». Страница 220-я. Немецкие солдаты тоже возмутились бы офицером, который ненадлежащим образом следит за своим оружием. Три осечки подряд! В системе воззрений Ниала Фергюсона ропот недовольных оправдывает Империю. «Благие устремления …чиновников не смогли предотвратить ужасный голод 1876-1877 и 1899-1900 годов [в Бенгалии]. Действительно, британская склонность к экономике laissez-faire фактически привела к ухудшениям». Страница 298-я. Британская склонность приводила к катастрофам в течение столетий и, кажется, можно было склониться к чему-то другому. Однако, указывает Ниал Фергюсон, «было бы несправедливо сравнивать надежду англичан на свободный рынок во время голода 1877 года с нацистской политикой геноцида евреев. Вице-король лорд Литтон, конечно, переоценил возможности рынка, который не смог накормить голодающих после катастрофической засухи 1876 года. Но у него не было намерения убивать людей. У Гитлера было». Страница 298-я. Он не хотел вмешиваться в игру природных сил. Тем не менее у него, точно также как у Джорджа Оруэлла, хотя неизвестно, насколько ненавидел свою работу лорд Литтон, было собственное двоемыслие, у него были намерения, вошедшие в противоречие с действиями. Последние убили миллионы людей, хотя его намерения – мысли — должны были их спасти. Джордж Оруэл раскаялся в своём двоемыслии: «…мне нелегко было разобраться в происходящем. Я даже не отдавал себе отчёта в том, что Британская империя близится к краху, и ещё меньше понимал, что она гораздо лучше молодых империй, идущих ей на смену». Страница 393-я. Основа империи стала причиной её конца. Никогда не раскаивайся.

Русский? Зачем ты разрушил Британскую империю?

Ниал Фергюсон считает тебя ответственным за это: «…империя была демонтирована не потому, что столетиями угнетала подвластные народы, а потому, что несколько лет противостояла с оружием в руках намного более жестоким империям». Страница 398-я в книге «Империя: чем современный мир обязан Британии». Ниал Фергюсон. Москва. Астрель. Corpus. 2013-й год. Перевод К. Бандуровского. Имеются в виду мировые войны прошлого века. Тезис о более жестоких империях не находит, однако, опоры в тексте книги, за исключением правления бельгийцев и французов в Конго: «…владычество бельгийцев обошлось Конго в десять миллионов человеческих жизней – половину населения страны». Страница 396-я. «Французы в своей части Конго вели себя не намного лучше бельгийцев, и сокращение населения там оказалось Niall Ferguson. Empireсопоставимым». Страница 397-я. Рядом с франко-бельгийским истязанием Конго поставить нечего, особенно если иметь в виду интенсивность, с которым оно проводилось. Но другие империи, которые вели борьбу с Британской империей, не могут похвастаться ничем, что превзошло бы её собственные деяния, а упоминание в этом контексте Италии и вовсе кажется издержками полемики. Немцы сократили численность гереро «с восьмидесяти тысяч в 1903 до двадцати тысяч в 1906 году». Страница 397-я. На фоне бенгальских или ирландских голодовок эта экзекуция — сущий пустяк. Японцы в 1919-м году во время протестов «убили более шести тысяч корейцев», ранили четырнадцать тысяч, а в тюрьму отправили целых пятьдесят тысяч. Страница 397-я. Двумя десятилетиями раньше британцы покосили из пулемётов десять тысяч суданских ваххабитов. Корейские события Ниал Фергюсон вспоминает едва ли не от отчаяния. Нечего противопоставить британцам. «Мы должны помнить и о российском управлении Польшей, этой центральноевропейской Ирландией». Страница 398-я. А также о том, что «между колонизацией российских степей и происходящей примерно в то же время колонизацией американских прерий было сходство». Страница 398-я. Из сравнений, которые предлагает Ниал Фергюсон, однако, следует равенство между британцами и русскими. Европейски ориентированного человека оно должно порадовать. Превзойти британцев удалось «советской, Японской, Германской и Итальянской империям в 30-40 годах ХХ века». Страница 398-я. Главное их преступление, правда, состояло в том, что они подорвали силы Британской империи. Не исключено, что Ниал Фергюсон считает германцев, японцев и русских союзниками во Второй мировой войне. Британия же в двадцатом веке к списку своих преступлений ничего нового не добавила. То, что было раньше, не считается: «сравнивать эту ситуацию следует с ХХ веком». Страница 396-я. И только с ним. Но в двадцатом веке Британская империя совершила «страшной ценой победы в борьбе с этими имперскими конкурентами» деяние, которое затмевает всё. Она могла бы искать компромиссы, но делать этого не стала. У неё были принципы, оказывается. «Она поступила правильно, независимо от цены, которую пришлось заплатить. И именно это стало причиной того, что наследницей, пусть невольной, британской мировой державы стала не одна из «восточных империй зла», а наиболее преуспевающая из британских колоний». Страница 398-я. Ниал Фергюсон подсказывает русскому ответ: затем, чтобы взошла новая звезда.