Формула

Шесть разведок пытали советского разведчика А.М. Козлова, но, до тех пор пока его не предал соотечественник, он же сокурсник, он же сослуживец, ничего не выпытали. Так, по крайней мере, утверждает аннотация к книге Марии Арбатовой и Шумит Датта Гупты «Испытание смертью, или Железный филателист», хотя сама книга эту версию не подтверждает. Москва. 2012-й год. Издательство «Астрель». Понятно, что русские сами с собою борются, сами себя истребляют, сами себя предают, и никто им в этом деле не помощник, но… о деталях. Пытала А.М. Козлова только одна контрразведка — южно-африканская, остальные в той или другой форме при этом присутствовали. Если знание о пытках приравнять к участию в пытках, то тогда в список тех, кто пытал А.М. Козлова, следует включить и его родную советскую разведку, поскольку она тоже знала — некий южно-африканец передавал в Москву самые свежие протоколы допросов А.М. Козлова. Более того, европейские разведчики, принимавшие непосредственное участие в допросах А.М. Козлова, по большей части — открываю мир заново! — его выгораживали. У них, якобы, на А.М.Козлова, он же Отто Шмидт, ничего нет. Вы, друзья, пытаете невиновного ни в чём продавца химчисток новейшего поколения. Южно-африканские контрразведчики из-за этих упрёков нервничали. Самым брутальным оказался израильский контрразведчик Жора, как называл его А.М.Козлов. Он показал южно-африканцам шоу «Допрос русского патриота в Одесской чека». Южно-африканцы были ошеломлены, хотя и отметили, что бил Жора непрофессионально, да и то сказать — не для того он приехал. Он передал А.М.Козлову предложение об обмене и получил согласие, решил ещё несколько утилитарных задач, которые, впрочем, и без него можно было решить, но главное — он восстановил или поддержал личность А.М.Козлова, которая подверглась разрушительным воздействиям в результате двухлетних пыток. А.М.Козлов говорит, что самая лучшая психотерапия в условиях внешнего давления, это вспоминать эпизоды из собственной жизни и расставлять их во времени. Жора помог ему сделать именно это. В африканских пыточных зазвучал русский язык, да, одесский диалект — «Ну, предположим, я из Тель-Авива, и шо? …Ну раз ты всё так шикарно знаешь про меня, то давай уже наконец рассказывай про себя! …А ну уже встань, Алёша! …Считай, что у тебя уже блат в моссаде!» и так далее — но это был русский язык. Кроме русского языка Жора привёз Алёше варёной картошки, лук, селёдку и кусок бородинского хлеба. «- Это же бородинский? — А ты думал, шо солидные люди в моссаде делают себе по утрам бутерброд с мацой? А шобы так, так нет!» Страница 257-я. Алёша «…осторожно взял с подноса кусок чёрного хлеба, понюхал его, торопливо запихнул в рот и закрыл глаза от блаженства». Страница 257-я. Кроме того, Жора подверг Алёшу многочасовому испытанию при помощи детектора лжи: «-Твой отец был на войне танкистом? — Да». Страница 263-я. И так несколько часов — кто угодно вспомнит, что русский. То есть, пока люди толкуют о загадочной русской душе, одесситы вывели формулу русского человека: язык, пищевые пристрастия и «отец был танкистом». Просто, как E=mc?.

Comments are closed.