На развилках

Стою на развилке читательского пути: могу прочесть автобиографическую повесть Воле Шойинки «Аке, годы детства», напечатанную в его избранном вместе с романом «Интерпретаторы», или могу прочесть роман Ж.М.Г.Леклезио «Онича» — тоже о детстве, прошедшем тоже не только в колониальное время, но и относительно недалеко от место-детства Воле Шойинки, а так же недалеко от деревни Умуаро, в которой происходят события, описанные в романе Чинуа Ачебе «Стрела бога». Онича — центр оничской рыночной литературы, — есть такой феномен, — и значит, чтение книги Ж.М.Г.Леклезио может не только разветвить мой читательский путь, но и безнадёжно его запутать. Попадёшь в какой-нибудь лес духов с пьяными нигерийскими винарями и конец. «…журналисту надо пройти через лес», — говорит один из персонажей романа Воле Шойинки «Интерпретаторы» на странице 185-й. В: Избранное. Москва. Радуга. 1987-й год. Серия «Мастера современной прозы». Перевод А. Сергеева. Говорящий — журналист, но я — нет. «Я не хочу уезжать из Нигерии… Я не хочу уезжать из Нигерии…» — плачет другой персонаж Воле Шойинки, которого американская демократия послала бороться с африканской гомофобией. И ему понравилось. От этой борьбы нормальные нигерийские мужики бросаются вниз головой с девятого этажа. Но я не посланник американской демократии. Меня в Нигерии мало что держит. Но, на всякий случай, чтобы оставить дверь открытой, и в случае чего сбежать из Западной Африки хотя бы в Северную, купил автобиографическую книгу Дмитрия Правдина «Записки из арабской тюрьмы»: туристическая поездка из Северной Пальмиры в Северную Африку, смерть и девять месяцев в тамошней тюрьме. Издательство «Астрель». 2012-й год. Москва. 193 рубля. Да, ещё я приметил книгу Марии Арбатовой о разведчике Алексее Козлове, который раскрыл секрет южноафриканской атомной бомбы, — она отчасти тоже об африканской тюрьме. Куплю сегодня-завтра. На странице 260-й книги Дмитрия Правдина появляется «толстый и упитанный» английский наркоман, который предупреждает русского мемуариста об опасности дружбы с заключёнными-ваххабитами. Английский наркоман — русский мемуарист — ваххабит: по-видимому, в арабской уголовной тюрьме во всю полыхает битва мировых держав за Африку. Английский наркоман, разумеется, каждого более или менее образованного человека отсылает к Томасу де Квинси. Купил книгу его эссе «Исповедь англичанина, любителя опиума»: «Исповедь», «Suspiria de Profundis», «Английская почтовая карета», «О стуке в ворота у Шекспира», «Об убийстве как одном из изящных искусств». Всё это я читал, за исключением «Кареты», но, глядя на том, изданный «эксмо», подумал, что не читал. Ну, не мог я прочитать такой толстый том английских эссе. Не мог. Купил за 371 рубль. 2011-й год. Москва. Серия «Библиотека всемирной литературы». Перевод Н.Дьяконовой и С.Сухарева. И наконец, купил книгу Юрия Мамлеева «Россия вечная». Не могу в полной мере описать ассоциации, которые привели меня к ней, однако среди них была пушкинская строчка «Под небом Африки моей» — вот всё поехало вкривь и вкось. Под небо России моей. 2011-й год. Эксмо. Москва. Серия «Библиотека всемирной литературы». 391 рубль. Всё, таким образом, прямо указывает на следующее чтение: Россия, Пушкин, Африка, тюрьма, свобода, счастье, детство. Воле Шойинка «Аке, годы детства».

Comments are closed.