Содержание форм

Формы общественной жизни, созданные европейцами в Африке, и в силу обстоятельств непреодолимой силы ими оставленные. Например, университет и университетский городок. В университетском городке происходят основные события романа «Интерпретаторы» Воле Шойинки. В: Избранное. Москва. Радуга. 1987-й год. Перевод А. Сергеева. Серия «Мастера современной прозы». Или, например, — ещё из форм, — город. Или система электрических сетей. Или кафе. Или музыка. Или брак. Или храм. Или расовая и половая самоидентификация. Или роман. Европейские формы заполняются африканской жизнью, которую не сложно принять за новое содержание, но на деле, — так, кажется, думает и Воле Шойинка, — в этой жизни ничего особенного нет. Название романа полно иронии — интерпретаторы есть, но интерпретировать им нечего: чтобы интерпретировать университет, надо сперва себя ему подчинить, его правилам, иначе будешь интерпретировать что-то другое — не университет. А подчинив себя его правилам, оставляешь себе для интерпретаций мелочи: студенты поздно сдают работы, преподаватель слишком долго их проверяют, существует проблема истолкования правил поведения внутри сообщества преподавателей и тому подобное. Это же верно в отношении всех остальных форм: да, электрики могут погрузить район в темноту на несколько дней, но не навсегда, — электричество отменить или заменить чем-то другим они не могут; городские ассенизаторы носят то, что им положено носить, вёдрами, но по сути они делают ту же работу, которую делали бы и машины; ресторанами персонажи романа пользуются так же, как ими пользовались бы любые другие персонажи — пьют, слушают музыку, знакомятся и дерутся; брак обычный, моногамный; их раса — негатив белой, и наоборот, белая раса — негатив их; религия — христианство и ещё живая память о вере предков, хотя предки пятьсот лет находились под властью европейцев, и что это за вера предков такая — одному Богу известно: тоже, наверное, придумана португальцами и англичанами. Однако, вопреки всем разумным доводам, в романе есть негрофилы. Воле Шойинка высмеивает их, но это не всегда помогает: среди них есть и те, кто просто отказывается выслушивать аргументы, подрывающие их позиции. Тип поведения вполне обыденный. Удивительное заключается в том, что непримиримые, — живописец, например, Кола, скульптор, инженер и шейх Секони и Эгбо, человек, который в любой момент может стать вождём племени контрабандистов и, — домысливаю, — пиратов, относятся как будто к наиболее образованным людям: они только что вернулись из-за границы, где провели многие годы за книжками. Американские и английские университеты сделали из них по крайней мере местных националистов, а то и чёрных расистов. И на их творения — и это удивительно — находятся американские покупатели ещё до того, как они бывают закончены. «Я надеюсь, вам всем придётся хоронить своих дочерей», — говорит, обращаясь ко всем персонажам одновременно, один из героев романа. Страница 229-я. Хотя, кажется, ничто не предвещало его слов. Он оказался провидцем. А Воле Шойинка проиграл. Можно сказать, самому себе.

Comments are closed.