Британская ига

Кто управляет календарём, тот управляет миром. Хранителем умуарского времени был Эзеулу, верховный жрец бога Улу. Умуарский год делился на тринадцать месяцев. Месяцу соответствовал один клубень ямса, который жрец съедал в новолуние. В начале года объявлялся праздник Нового ямса, начинался сбор урожая, из которого каждая семья жертвовала в общий фонд по одному клубню, а жрец выбирал из него тринадцать клубней для следующего года. Примерно так. Поэтому верховный жрец бога Улу не имел права отлучаться из деревни. Он должен был постоянно следить за Луной и звёздами, чтобы не пропустить новый месяц. Однако вмешались высшие силы — британцы. В соответствии со своей политикой косвенного управления, согласно которой местная власть передавалось в руки надёжных туземцев, они решили назначить вождём Умуаро жреца Эзеулу. Эзеулу отказался. Во многом по формальным причинам — из-за того, что посланники белого человека и сам белый человек многократно нарушили местный дипломатический этикет. Во многом по причинам существенным — Умуаро не знало вождей. Среди титулов, которые могли носить мужчины Умуаро был и царь, но ценз на занятие его был запретительным: «…человек, желающий называться царём, должен был, в частности, сначала уплатить долги каждого мужчины и каждой женщины в Умуаро… [Поэтому] за все времена никто так и не получил царский титул». Чинуа Ачебе. Стрела бога. В: Избранное. Москва. Прогресс. 1979-й год. Перевод В. Воронина. Серия «Мастера современной прозы». Страница 234-я. Умуарцы не владели передовыми управленческими технологиями — никто из желающих царствовать не додумался пообещать уплатить долги соплеменников после выборов, а не перед ними. Полицейские под страхом одеть на Эзеулу ига — наручники — отвели его к белому человеку, а тот продержал его в тюрьме тридцать два дня. Без суда и следствия. Вообще, не понятно, когда британцы успели стать такими поклонниками соревновательного судопроизводства, какими они являются сейчас: девяносто лет назад в Нигерии они позволяли себе многое без всякого участия и адвокатов, и судей. За тридцать два дня жрец пропустил два новолуния и не съел два клубня ямса. Соплеменники жрецу: — Пора копать ямс! Жрец: — У меня не съедены ещё два клубня. — Ты съешь, а мы возьмём твой грех на себя. Что хочет бог Улу — быка? Будет бык. Но Улу, через своего идола, — которым служил небольшой холмик земли, — всё равно копать не разрешил. Деревню ждал голод. Тогда лидер умуарских христиан призвал нести жертвенный клубень ямса к церкви и без боязни приступать к уборке урожая. В течении нескольких дней деревенский бог Улу уступил свою власть богу, под дланью которого находился весь мир. Число христиан многократно увеличилось. А Улу стал пропускать удары, которые раньше никогда не проходили — при странных обстоятельствах умер сын его великого жреца, а сам жрец сошёл с ума. «…Эзеулу доживал свой век в надменном величии умалишённого верховного жреца и в блаженном неведении об окончательном исходе дела». Страница 254-я. Чинуа Ачебе слишком спешит: в рамках мировоззрения умуарийцев никакого «окончательного исхода дела» не существует — старого бога жалко, за нового бога тревожно.

Британская ига: 2 комментария

  1. А в записи от 08.02 — двенадцать клубней ямса?

  2. На странице 25-й: «…взял один клубень ямса с бамбукового помоста, сооружённого специально для двенадцати клубней ямса». На странице 226-й: «…из этого же ямса Эзеулу отбирал тринадцать клубней, чтобы вести счёт новому году». Или количество месяцев в лунном годе менялось, или один клубень предназначался для каких-то дополнительных целей. Ошибка переводчиков и советских редакторов, разумеется, исключается.

Обсуждение закрыто.