Всё потеряно

Пришли англичане и отняли землю. Разумеется, это версия персонажей романа Нгуги ва Тхионго «Пшеничное зерно». Издательство «Прогресс». Москва. Перевод с английского В.Рамзеса. 1977-й год. Серия «Мастера современной прозы». Пришёл христианский проповедник, попросил немного земли для строительства капища. Потом ещё немного — для строительства дома. В руках у него священная книга — как не разрешить! И через некоторое время в его руках и в руках его соплеменников оказывается значительная часть земель вообще. Старики: не помним, как потеряли. Их дети-батраки: презираем своих безвольных отцов! Поздно. Одновременно с землёй была потеряна Вера. «Нгаи дал кикуйю прекрасную страну с зелёными пастбищами, наша земля нас кормит и поит, и за эти блага кикуйю должны всегда прославлять Нгаи, ибо он так щедр к ним». Страница 164-я. Казалось бы, Нгаи — какого бога ещё желать? Но Нгаи присваивается Богом с большой буквы, становится одним из его рабочих имён — «Нгаи, Всевышний», — а потом отменяется вовсе. Как потеряли Нгаи? Не помним. Вместе с Землёй и Верой была потеряна история. Да и какая там история — деревенские князья — князьки, как принято говорить, — племенные войны да работорговля. Англичане со всем этим покончили. История не вернулась к кикуйю даже после обретения независимости. Её уложили в прокрустово ложе магической книги белого человека: «Бог Исаака, и Иакова, и Авраама, сотворивший так же Гикуйю и Мумби и давший нам, своим детям, Кению… Аминь» Страница 198-я. Собравшиеся на праздничный митинг: Аминь. Они поют песню, в которой, кажется, «…ожила вся история народа кикуйю: нашествие чужеземцев, …налоги, трудовая повинность на фермах белых, бойкот миссий и неутолимая жажда образования». Страница 198-я. То есть, история кикуйю — это теперь история британского рабочего класса. А известно, что английские рабочие мало чем отличались когда-то от африканцев. Их перевоспитали. Речь, значит, дальше пойдёт о потере исконной психологии и о заимствовании чужой. Персонажи романа прибегают при описании психологических феноменов к расхожим формам типа «Иуда» — для предательства, «Страдание Христа в Гевсиманском саду» — для самоотречения и подвижничества, «Угодно Богу» — для жертвенности борцов за свободу и так далее. Наконец, белые вторгаются в область сексуальных отношений: «Однажды на уроке Муниу [директор школы] заговорил об обрезании девочек и сказал, что это языческий обычай. — Христианам это делать строго-настрого запрещено!» Один из учеников возражает: «- Это выдумали белые, в Библии такого нет». Нет? Будет. Обратитесь к стиху из послания св. Павла к коринфянам. Но « …в послании не только не было обсуждения обряда, но и вообще не говорилось о женщинах». Нет, значит? Тогда директор школы «…позвал одного из учителей и велел взять с алтаря лежавшие на виду розги». Страница 91-я. Лучший знаток Библии среди своих ровесников! Будущий партизанский командир. Прыгнул в окно и был таков. Когда англичане будут вешать его, он, наверное, пожалеет об этом несчастном случае, но снова будет поздно. Женское обрезание — не помним как потеряли.

Comments are closed.