Он напился, или Других новогодних событий у меня для вас нет

Спор великодушных и их противников в романе Шоротчондро Чоттопаддхая «Шриканто» вокруг важнейших для жизни касты вопросов перебрасывается на конфликты, которые имеют значение только бытовое, а то и вовсе анекдотическое. Тем не менее, великодушие и невеликодушие проявляют себя в них в полной мере. Бродячий артист, одетый каким-то зверем, пришёл в город на заработки, а в одном брахманском доме его приняли за медведя. Почему он оказался в этом доме, не объясняется — рассказчик в то время был ещё маленький. Но читатель понимает — какой-то праздник индийцы устраивали. Потом артиста приняли за волка! За королевского бенгальского тигра! Куда бежать? Где прятаться? Дело было ночью. Слуги от испуга скушали друг друга — избили собственного господина. Они приняли его за вора! Так, во всяком случае, они потом оправдывались. То есть избили и обозвали вором. Взять оружие в руки никто не отважился, а оно в доме было. Это к счастью. «Ах ты выродок! Ах ты погань!» — кричали домочадцы артисту. Взять его за ухо! Вывести его со двора. Дать ему туфлей по спине! Выразить ему наше возмущение. Страница 22-я. Шоротчондро Чоттопаддхай. Шриканто. Москва. 1960-й год. Перевод с бенгали Е.Алексеевой и С. Цырина. Возмущение, испугавшихся людей понятно — они жили в окружении по-настоящему дикой природы, которая насылала на них то диких кабанов, то змей, то холеру. Но успокоившись, они должны были бы просто посмеяться над собой и своей храбростью. Но нет, дядюшка рассказчика потребовал оборвать артисту «…длинный, обёрнутый в разноцветную материю соломенный хвост». Страница 23-я. А его великодушная жена требовала отпустить несчастного с миром: «Так, так, оставь этот хвост себе! — не оставляла дядю разгневанная тётушка. — Он тебе самому пригодится». Страница 23-я. Но хвост оборвали, а несчастного выгнали взашей. Хочется по-европейски видеть в этой грустной истории конфликт творческой личности — артиста с хвостом — и заскорузлых обывателей, но нет — конфликтуют дядюшка и великодушие. И великодушие проигрывает. Великодушие вообще не связано с творческими личностями, как принято думать. Шах-джи, укротитель змей, гашишист, жулик и пьяница, «…ходил в город истреблять змей. На заработанные деньги он, как обычно, раздобыл вина и напился пьяным. Домой он вернулся только к вечеру и …решил поиграть со змеёй. Кончив играть, он схватил кобру за хвост, намереваясь посадить её в корзину, и вдруг, одурманенный вином, наклонился над ней, намереваясь поцеловать. Змея тоже стала ласкаться к нему и запечатлела на его шее свой страшный поцелуй». Страница 63-я. Если бы всё закончилось так, Шах-джи остался в памяти читателя, как натура в высшей степени артистическая и благородная. Жить ему оставалось так мало, что совершить что-нибудь по-настоящему плохое он как будто не успевал. Успел. Крикнув «Умирать — так умирать вместе!» он, «…бросив змею на землю, стал топтать её ногами. Потом он хотел разорвать её. Так окончилась их игра». Страница 63-я. Плохо окончилась — великодушие проиграло. Правда, внутри его поражения нашлось место для добра: слуги побили хозяина — раз; женщина востока посмеялась над мужем — два; трезвая укусила пьяного — три. Упорствуй в делании добра! С Новым годом! С Новым счастьем!

Comments are closed.