Священная, но несъедобная вещь

Касты держатся не на расе и не на языке, а на предписаниях, пусть даже не всем представителям касты понятным. Несоблюдение их ведёт к распаду касты. Человеку касты надо быть всё время начеку в отношении общественных устоев — как несоблюдения их, так и сверх-соблюдения, которое тоже может разрушить касту. Следить за предписаниями при этом должны сами люди — никакие специальные органы, призванные оберегать их, в романе не называются. А Шоротчондро Чоттопаддхай в романе «Шриканто» как раз сосредоточен на состояниях пограничных, которые могут привести человека к потере касты и изгнанию из неё. Поэтому, наверное, большинство конфликтов в романе — это конфликты между людьми невеликодушными и людьми, способными к прощению и пониманию. Верх при этом одерживают то одни, то другие. Однажды главные герои романа — два продвинутых юных брахмана — «…узнали, что в соседнем квартале умирает старуха. Возле бедняги не было никого, кто мог бы скрасить её последние часы и проводить к месту вечного успокоения. А всё это потому, что, возвращаясь проездом из Бенареса домой, она заболела и была вынуждена сойти в нашем городе, где остановилась у человека малознакомого, только что вернувшегося из Англии и считавшегося поэтому человеком вне касты. Поскольку старуха остановилась у него, то её тоже причислили к отщепенцам общества, и никто не имел права прийти к ней, чтобы помочь приготовить питьё или еду. Когда мы пришли, несчастная была уже мертва, и мы сделали для неё только то, что полагается при подобных обстоятельствах. Вернувшись на следующее утро домой, мы узнали, что было решено закрыть перед нами двери всех домов города. Накануне руководители общины до полуночи ходили по городу, требуя остричь волосы нарушителей шастр, заставить их совершить искупление и на глазах всего общества проглотить ту вещь, которая хотя и считается священной, однако отнюдь не съедобна». Шоротчондро Чоттопаддхай. Шриканто. Москва. Государственное издательство художественной литературы. Перевод с бенгали Е.Алексеевой и С.Цырина. Страницы 38-я и 39-я. Священная вещь требует комментария: «Речь идёт о ритуале очищения, в ходе которого необходимо было, в частности, съесть помёт священного животного — коровы». Страница 39-я. Требование очищения отсылает русского читателя к постоянно звучащему призыву к покаянию, смысл которого, однако, не раскрывается. И правильно. К счастью для человеколюбивых брахманов, в городе нашёлся врач, который «бенгальцев лечил бесплатно». Страница 39-я. Специальность его не называется, но, похоже, он был психиатром. Угрожая оставить город без врачебной помощи, он заставил руководителей общины отказаться от своих требований. Те до последнего держались только за священную вещь, но в итоге сдались. «…не пропиши им доктор лекарства свой мудрости, один бог знает, выздоровели бы они когда-нибудь». Страница 40-я. Великодушие на этот раз победило. Или психиатрия. Или санитария.

Comments are closed.