«Обманывать — наша профессия»

Ни разу за свою жизнь не довелось мне услышать имя индийского писателя Шоротчондро Чоттопаддхая изустно. А между тем, его роман «Шриканто» изданный в ссср тиражом семьдесят тысяч экземпляров, без сомнения вошёл в плоть русской культуры. Пятьдесят лет назад, — судя по комментариям, объясняющим самые простые понятия вроде гашиша или каст, — русскому читателю приходилось нелегко, но теперь читать его не труднее, чем сочинения русского писателя. И дело не только в обрусении гашиша. А в том, что этот роман был русской культурой использован. У меня, конечно, нет сейчас ясных доказательств, — я добрался всего лишь до страницы 60-й, — но что-то есть в атмосфере этого романа, что резонирует с воздухом русских сочинений, родившихся уже после его перевода. Мальчик Индронатх вместе со своим другом Шриканто плывёт по Гангу к своему знакомому заклинателю змей Шах-джи и его сестре, живущим в джунглях. Шах-джи обещал Индронатху раскрыть секрет бессмертия. Ради этого секрета Индронатх в течение многих месяцев приносил ему деньги, которые добывал воровством. Хижина заклинателей полна чудес. Посреди двора лежит гигантский удав по имени Рохим. В кувшинах прячутся кобры. Шах-джи не начинает разговор, не накурившись, а накурившись, ведёт его так, что понять его рассказчику становится невозможно. «Я заметил только, что Шах-джи говорил на хинди, а Индро — на бенгали». Страница 50-я. Шоротчондро Чоттопаддхай. Шриканто. 1960. Москва. Государственное издательство художественной литературы. Перевод Е.Алексеевой и С.Цырина. Заметьте, они переводили не ряженых лондонских индусов с английского, а настоящего брахмана с бенгали. Вскоре между Индронатхом и Шах-джи возникла ссора, которая переросла в сон: «…Шах-джи откинулся на подушки, опустил голову на грудь и заснул». Страница 50-я. Расстроенный Индронатх требует секрета бессмертия от его сестры, но та признаётся, что всё это время они обманывали мальчика. Ради чего? Ради гашиша! «Мы ведь заклинатели змей, брат, — в замешательстве проговорила она, — обманывать — это наша профессия». Страница 55-я. Вот! Здесь ясно проступает бенгальское в русском: какая же корпорация без устали повторяла лозунг «Обманывать — наша профессия»? Много лет подряд. По нескольку раз в день… Забыл. Между Индронатхом и пьяным Шах-джи возникает драка, в которой заклинатель ранит мальчика копьём для охоты на змей, но мальчик побеждает и связывает обманщика: «…я развяжу ему руки только в полиции!» Страница 58-я. Понимая, куда может завести рассказчика речь, Шоротчондро Чоттопаддхай на всякий случай объясняет собственный творческий метод, ведь в России его могли принять за критический реализм: «…многие из читателей усомнятся в достоверности этой истории, сочтут её вымыслом и не замедлят посмеяться над ней. Но тем не менее я написал её — в этом-то и заключается ценность опыта». Страница 58-я. Я сочинил — вот критерий истины! Ещё один цеховой девиз.

Comments are closed.