Голый землекоп — бред наш

Массовое уничтожение животных сопутствует массовым убийствам людей, предшествует им или даже следует за ними. Некоторые случаи, кажется, имеют экономическую природу. Например, истребление белыми пришельцами бизонов подрывало хозяйственную основу североамериканских индейцев так же, как и уничтожение американской авиацией сельскохозяйственных животных в Камбодже создавало основу для самоистребления кампучийцев. Жестокая битвы китайцев с воробьями во время культурной революции и русских с сурками после второй мировой войны были вызваны жестокостью оголодавших людей. Но истребление тигров в восемнадцатом и девятнадцатом веках требует особого объяснения. В конце восемнадцатого века противником англичан стал великий моголо Типу, по прозвищу «Мисорский тигр», в котором самым блестящим образом «…воплотились представления учёного -ориенталиста об ужасном восточном деспоте», — пишет Элиот Уайнбергер в эссе «Бумажные тигры» из одноимённой книги. Издательство Ивана Лимбаха. 2007-й год. Санкт-Петербург. Перевод В. Кучерявкина. Типу был социальным модернизатором в стиле Петра Первого: «…отменил многомужие …и утвердил собственное понимание законов Корана. …провёл реформу календаря, полностью переделал систему мер и весов и переименовал все города. …покровительствовал искусствам и торговле. …его армия составляла 140000 воинов, поклявшихся уничтожить англичан». Страница 255-я. Типу вёл аскетический образ жизни — «…спал на грубой циновке, в особую тетрадку записывал свои сны, а на завтрак ел мозги воробьиных самцов». Страница 255-я. Типу ощущал себя Тигром. Трон его покоился на позолоченном изваянии хищника. Его знамя украшал девиз «Бог наш — Тигр». Жестокость его производила впечатление на врагов, и значительно преувеличивалась в их средствах массовой информации: «…если, скажем, при взятии какого-нибудь города погибала престарелая служанка, то на страницах прессы она немедленно превращалась в 400 английских девственниц, бросившихся на мечи, только бы не достаться солдатам Типу». Страница 256-я. Но Типу был убит, а его индийский Санкт-Петербург разграблен. Кажется, история на этом должна завершиться. Но англичане перенесли свою ненависть к Типу на больших диких кошек: «…истребление тигров в Индии становится одним из способов утверждения британской доблести и прирождённого превосходства». Страница 260-я. Элиот Уайнбергер приводит впечатляющие примеры этой доблести. Мы кошек стреляли-стреляли, стреляли-стреляли… Когда же тиграм удавалось добыть англичанина крик поднимался, как и в случае с девственницами, до небес. Кажется, этот случай требует психиатрического объяснения. Но нет, это ещё не клиника. Клиника началась, когда англоманы, подражая своим кумирам, начали охоту на тигров по всему миру. Отличились, конечно, и русские. Их итоговые результаты в эссе указаны и они впечатляют. Чья очередь теперь? В эссе «Голые кротовые крысы» Элиот Уайнбергер утверждает, что настаёт очередь африканских крыс, известных под именем голых землекопов. Над их головой «…идёт гражданская война в Сомали». Страница 70-я. Перевод Jenia Krein. Война закончится, и сомалийцы перенесут на них все свои радости и горести, вызванные военными победами, неудачами и голодом.

Comments are closed.