Китайские мечтатели

Красивее было бы назвать статью «Китайская мечта», но, судя по повестям и рассказам, собранным в сборнике «Сорок третья страница. Китайская проза XXI века», китайской мечты не существует. Издательство Каро. Санкт-Петербург. 2011-й год. Существуют китайские мечтатели. Их немного, и почти все они принадлежат к людям чуть-чуть поднявшимися над низшими формами социальной жизни. В терминологии недавней русской реформации они принадлежат к среднему классу. Остальные персонажи мечтать не успевают. Если говорить прямо, в указанном сборнике есть только три мечтателя. Во-первых, это староста деревни из повести Чэнь Инсуна «Монстр». Он мечтал о дороге, которая соединила бы его деревню, затерянную в горах и лесах, с уездным городом. Против его мечты выступает коррупция во всех своих видах и богатый бывший односельчанин, который запер в деревне больного сына. Отсутствие надёжного дорожного сообщения с уездом порождает монстров. В борьбе с монстром погибает сын старосты — мальчика использовали как приманку. Староста оплатил свою мечту самым дорогим, что у него было. В рассказе эта связь выступает не столь очевидно как в пересказе, но в любом случае в нём видна связь между бездорожьем, монстром и гибелью мальчика — всё это варево одной повести. Во-вторых, мечтательницей можно назвать жену старосты деревни из повести Цяо Е «История Е Сяолин». Её можно отнести к понятным русскому читателю мечтателям интеллигентского, книжного толка. Она увлечена мечтой о городе, в который хотела проникнуть через замужество. Не получилось. Тогда она выходит замуж за местного парня, на женитьбу которого у его семьи не хватало средств — все были потрачены на восемь свадеб его старших братьев, — зато это был человек, склонный к книжной культуре и к самообразованию вообще. Её мужу удаётся победить на выборах старосты деревни. А её мечта о городе осуществляется самым неожиданным образом — близлежащий город поглощает деревню и разворачивает на её месте строительство жилых кварталов. На полях строятся заводы. Правда, за мечту её тоже приходится заплатить. Своим возрастом, наверное: пока мечтала — состарилась. В-третьих, мечтателем можно назвать владельца швейной фабрики из повести Ван Шиюэ «Государственный заказ». И при этом он единственный из трёх мечтателей, кто формулирует свою мечту прямо: «…рано или поздно наступит день, когда у него будет своя марка, свой дизайнер, свой спецмагазин, он будет поставлять собственную модную одежду в Пекин, Шанхай, Америку или Париж. И тогда, оглядываясь на себя в прошлом, на то раннее утро, когда он с одной сумкой покидал свой родной уезд, какие он испытает чувства? От таких мыслей голова пошла кругом». Страница 223-я. Перевод Е.И. Митькиной. Открыл душу перед рабочими своей фабрики. Он ещё не знает, что на пути его мечты будут погибшие, а его самого его же рабочие готовы будут убить. Три мечтателя на весь сборник… Небогато. Век наступает китайский, а мечты китайской нет — как же они нас обманывать будут?

Китайские мечтатели: 2 комментария

Обсуждение закрыто.