Мальчик

Е Сяолин не так проста, как может показаться, — Цяо Е сделала для неё второе дно: выложила его районной газетой и журналом «Читатель». Рассказ «История болезни Е Сяолин». Цяо Е — автор, Е Сяолин — персонаж. Сборник «Сорок третья страница. Китайская проза XXI века». Спб. Издательство Каро. 2011-й год. Перевод Н.А.Спешнева. Это дно находится не так глубоко — Е Сяолин о литературе совсем не рассуждает, однако на фоне окружающего её мира, эта бумажная подкладка выглядит почти как колодец без дна — китайская деревня в описании Цяо Е живёт только материальными интересами. Кроме того, китайские крестьяне исключительно рациональны. Кажется, помести в эту среду любой русский литературный персонаж, и он окажется беспечным мечтателем, человеком не от мира сего: на фоне крестьян, описанных Цяо Е, любой русский — Обломов. Однако есть одно «но» — загадочная страсть китайский крестьян к рождению большого числа детей, а в условиях политики ограничения рождаемости — к рождению исключительно мальчиков. Страсть необъяснимая, иррациональная. Мальчик — это «радость», девочка — это «тоже хорошо». Семья мужа Е Сяолин нищенствовала из-за того, что в семье родилось девять мальчиков, каждому из которых требовалось выстроить дом и справить свадьбу. Значительная часть рассказа посвящена тому, как крестьянская девушка на выданье копается в женихах — этот не хорош, тот не хорош. А что не копаться? Она одна — претендентов на её руку и сердце десятки. Со своим мужем они как будто договорились родить только одного ребёнка, всё равно — мальчика или девочку. Рождается девочка. И тут становится ясно, что она, не родившая мальчика, для деревенских — никто. И в первую очередь для мужа, который говорит: «…разорюсь вчистую, но найду женщину, которая согласится родить мне сына. Так что поступай как знаешь». Страница 39-я. Его понять можно — ему не хотелось «…чувствовать себя человеком второго сорта и бояться, что …прозовут бракоделом. …без сына их род будет прерван и старшие братья будут стыдить его». Страница 39-я. Почему «род будет прерван», если есть ещё восемь братьев и у них есть мальчики? Рождается второй ребёнок — девочка. Штраф государству — пять тысяч юаней. Ещё пять беременностей, пять узи, пять абортов и наконец рождается мальчик. Штраф — восемь тысяч юаней. За третьего ребёнка. Во время второй и третьей беременности Е Сяолин вместе с мужем и дочерью, «…как тогда говорили, «подались в партизаны», скрываясь от закона о плановой рождаемости». Страница 37-я. Как протекала их партизанская жизнь ничего не говорится, но за это время они полностью обнищали и оголодали. Но в деревню они вернулись с тремя детьми, уплатили штрафы и зажили счастливой жизнью. В чём здесь выгода для людей, которые отказывались пользоваться унитазом, чтобы не лишать поля удобрений, но ради мальчика готовы переносить любые тяготы? Ради мальчика, который, очень возможно, так и не станет продолжателем рода, потому что для него не найдётся пары. По-видимому, мальчик, — а для нас это ребёнок любого пола, — никак не оправданный, придаёт материальной и рациональной крестьянской жизни недостающую ей глубину. Нет, чтобы использовать для достижения глубины книжки, кино, религию…

Мальчик: 4 комментария

  1. Китайские писатели говорят, что очень даже помогают.

  2. На месте владельцев Нобелевского комитета я присвоил бы премию китайскому правительству дважды: во-первых, за сдерживание роста населения; во-вторых, за экономию воды. Но европейцы из ревности одной лишь не дадут премию китайцам.

Обсуждение закрыто.