Тихое, безлюдное местечко

Куда ещё бежать китайцу из китайского плена? Дядя Вэнь пытался укрыться от них на острове — китайцы приплыли к нему на моторной лодке, обманули, увезли на материк и, в конце концов, погубили. (Рассказ «Багровое облако» Цао Чжэнлу). Бо Вэй прятался в горах — протянули к нему шоссе и заставили вытаскивать своих погибших из пропастей. (Рассказ «Почему кричит сойка?» Чэнь Инсуна). Безымянный археолог бежит в пустыню, но не выдерживает в ней больше двух дней: одиночество, конечно, оно рядом со смертью, но не смерть. Когда-то археолог находил достаточно одиночества в котельной, но это место он потерял. (Рассказ «Девять дворцов» Чжан Чэнчжи). Случай археолога отсылает к рассказу Ужээрту «Янтарный костёр»: трое китайцев бегут в тайгу. Тайга, как и пустыня, оказывается слишком суровой для них. Нику, охотник-эвенк, спасает их ценой жизни возлюбленной. Случай его близок истории Бо Вэя: тот жил в горах, Нику — в тайге, но оба были принуждены своей природой, своими духами, доставлять беглецов поближе к их цивилизации. Живых или мёртвых. Показное, демонстративное бегство от китайцев невозможно или крайне опасно. Классический пример: беглец уходит в горы, чтобы предаться созерцанию и размышлениям, но вдруг видит вокруг себя толпу народу. Альпинисты? Нет, это паломники — беглец уже объявлен святым отшельником — прикосновение к его сандалиям избавляет от бесплодия: вокруг него круглосуточно вьётся толпа народу, идёт торговля сувенирами и прямо к его сандалиям проложен хай-вэй. Бежать надо внутрь цивилизации. Возможности, во всяком случае мыслимые, имеются — квартира в многоквартирном доме. Ходожник Сунцзэ отмечает день рождения в компании Чжицзы — женщины-спонсора. Кажется при этом, что основная темы размышлений Сунцзэ — можно ли физически овладеть своим спонсором-женщиной без потерь для бизнеса? Кажется, что основная тема размышлений Чжицзы — можно ли физически отдаться младшему партнёру по бизнесу, но не потерять при этом своего лица? Маскировка! На самом деле она «…не желала более находиться в обществе и заниматься делами. Целыми днями её нервы выматывались до предела, ей приходилось поддерживать хорошие отношения с неиссякающим потоком разношерстной публики. …постоянное общение с людьми очень скоро довело её нервную систему до крайнего истощения. Теперь она хотела сбежать от прежней жизни, найти тихое, безлюдное местечко. И таким убежищем ей, в конце концов, виделась кухня». Страница 404-я и 405-я. Рассказ Сюй Кунь «Кухня». Перевод О.П. Родионовой. В сборнике «Современная китайская проза. Багровое облако: антология составлена Союзом китайских писателей». Аст-Астрель. М.-Спб. 2007. Боюсь, дальше пойдут истории о попытке укрыться от людей в шкафу, в тумбочке, в холодильнике. Но в том, чтобы укрыться от людей в кухне — беды нет, беда в том, что это чужая кухня. Кухня художника. Он холост, и сам регулирует степень своего одиночества. И как только он понял, что намерения женщины-спонсора в отношении кухни серьёзные, вечеринка закончилась. «Она потерпела полное фиаско». Страница 421-я. Зато художник Сунцзэ стал первым китайцем, который отстоял своё одиночество.

Comments are closed.