Просторное и спокойное место

Одиночество — это роскошь. Это счастье. Это богатство. Более даже, чем богатство, потому что среди богатых нет одиноких — богатство требует обслуживающего персонала. И одиночество имеется в виду не то, которое в толпе, в сети, но одиночество физическое, когда до горизонта нет людей, кроме тебя. Или есть ещё один человек — любимый. И по времени, одиночество — это не пять секунд в лифте, покуда он добирается до нужного этажа, а годы. Дядя Вэнь, главный герой рассказа Цао Чжэнлу «Багровое облако» из сборника «Современная китайская проза. Багровое облако: антология составлена Союзом китайских писателей», наиболее радикальный случай человека, обретшего одиночество. Субтропический остров, который покинули его обитатели. Все ушли, а дядя Вэнь остался. Сидит на обрыве и смотрит на море. Ждёт, когда объявится Багровое облако. Ходит нагишом. Занимается растениеводством, но не за деньги, а за счастье. Любимая женщина нарушает его покой — приплывает с соседнего острова. Родственники изредка поучают его: «…живём в цивилизованном обществе, известно тебе? Не боишься, что люди засмеют?» Страница 296-я. Перевод Н.Ю. Демидо. «…а я не живу в вашем цивилизованном обществе», — отвечает дядя Вэнь. Радикализм, который он исповедовал, привёл его, в конце концов, к гибели. Но он, одновременно, указал на то, что и в самой населённой стране мира можно обрести одиночество. На время. И ценой своей жизни. Менее радикален в отношении одиночества Бо Вэй из рассказа Чэнь Инсуна «Почему кричит сойка?» — он завёл отару овец и каждый день уводит её в горы. Одиночество требует оправдания: Бо Вэй сделался пастухом. Дядя Вэнь, на что был человек без тормозов, но и он оправдывался Багровым облаком — образом из стихотворения одного средневекового поэта. Багровое облако должно явиться, ладно, но зачем ради этого сидеть целыми днями на пустынном острове? Не лучше ли ожидать его в благоустроенном доме с фотоаппаратом в руках. На материке. Дети говорили ему: «Нравится фотографировать — купим тебе фотоателье». Страница 272-я. Перевод Ю.Г. Лемешко. Безымянный археолог из рассказа Чжан Чэнчжи «Девять дворцов» оправдывается поисками города Токуз Сарай в пустыне Такла-Макан. Когда-то, до работы в музее, он трудился по ночам в котельной. И с тех пор «…не находил он спокойного просторного места, где мог бы поразмышлять в одиночестве». Страница 360-я. Перевод А.А. Родионова и О.П. Родионовой. Котельная — спокойное и просторное место! В одиночку археолог вторгся в пустыню, но продержался в ней не долго. Пустыня потребовала слишком скорую плату. Тем не менее, он может радоваться, что в его жизни два дня и одна ночь одиночества были.

Comments are closed.