Дядя Вэнь: не удалось сбежать от китайцев

Китайцы, правда, странные. Называют себя хакка. Пришли в незапамятные времена откуда-то с севера и поселились на островах на юге Китая. Строят круглые дома и дома-деревни, тоже круглые. Живут кланами. Занимались рыбной ловлей. Не бедствовали даже в самые тяжёлые времена, но и не жировали. У них свои, по-видимому, особые храмы. Глава клана сохраняет все титулы и нынешние и былых времён: «…староста деревни, он же секретарь партячейки, он же председатель правления акционеров, он же генеральный директор». Рассказ Цао Чжэнлу «Багровое облако», давший название сборнику «Современная китайская проза. Багровое облако: антология составлена Союзом китайских писателей». 2007-й год. Аст-Астрель. М.-Спб. Перевод Н.Ю. Демидо. Доход клана частично перераспределяется между всеми членами клана. В относительно недавние времена в рамках какой-то программы, типа, как кажется, укрупнения колхозов, клан получил землю на материке. Рыбную ловлю забросил, занялся строительством, сдачей домов в аренду, а из родового острова сделал известковый карьер. Изведя все кораллы, — из них делалась известь, — остров окончательно оставили. Вместе с кораллами ушла рыба, птица. Начала разрушаться почва, которую сами хакка много столетий привозили с материка. В их духовной жизни на первое место выдвинулось поклонение богам богатства. Цао Чжэнлу это не раз подчёркивает. На острове остался только один человек — дядя Вэнь. Сидел целыми днями на обрыве и смотрел на море. Одеждой почти не пользовался. Разговаривал сам с собой. Нашлась для него спутница — сошедшая с ума рыбачка с соседнего острова — и занятие: дядя Вэнь начал высаживать побеги мангровых зарослей. Создал за несколько лет вокруг острова полосу растительности, наблюдал, как постепенно возвращаются рыбы и птицы. Жил, никого не трогал. На материке, однако, его поведение вызывало разные интерпретации, и многие из них, как показало время, были для него смертельно опасны. Дядя Вэнь сумасшедший. Его посещают видения какого-то Багрового облака. Дядя Вэнь обиделся, потому что когда-то он был главой клана — неправильным, получив эту роль не от отца, а от государства, — но его сместили. Известно, старые кадровые работники, смещённые со своих постов, обидчивы. Он за что-то мстит своим детям, странным своим поведением заставляет их «терять свои лица». Дядя Вэнь же говорит о системе старой островной идеологии, но она слишком противоречит его поведению, чтобы можно было принято её за достаточное объяснение. Его сыновья были людьми богатыми и влиятельными: спутницу дяди Вэня они отправили в больницу. Самого дядю Вэня под лживым предлогом выманили на материк. Возвращаясь на остров посреди бури, он гибнет. Тела не нашли, а это, согласно подстрочным примечаниям, означает превращение его в бессмертного небожителя. А дядя Вэнь, как становится ясно любому непредвзятому читателю, хотел только одного — быть вдали от людей. Вместе со своими мыслями и своей любимой. Одиночество не оказалось ему по силам.

Comments are closed.