Как я провёл выходные дни

Прокатился по северу Челябинской области и немного по югу Свердловской. Всего около семисот пятидесяти километров. Нашёл русскую землю, по крайней мере в этой её части, прекрасной. Пейзажи — хоть сейчас посылай на какую-нибудь биеннале пейзажей и ландшафтов. То тут, то там видел восстановленные церкви. Дороги большей частью хорошие, иногда настолько, что едучи по ним, про них забываешь. Опасных рытвин видел несколько, а попал только в одну и то на грунтовке. Встречается ещё здесь много разрушенных зданий, но они уже не вызывают прежнего удивления и боли, а воспринимаются как достопримечательности. Старинные коровники и свинарники смотрятся замками крестоносцев. Но и увидеть какие-то новые сооружения, выходящие к дорогам — не диво. Видел два, а может быть, и три таких. Видел как разбирают на кирпичи заброшенный колхозом коттедж — значит, где-то строят новый. Луга на месте прежних полей сделались за двадцать лет необыкновенно хороши. Видел стада коров, гусей, овец и коз. Видел глухарок, сидевших у дороги. Насекомые и травы, не угнетённые как прежде инсектицидами и пестицидами, блаженствуют. Не успеешь сойти с обочины к ближайшему ольховнику, а уж на тебе пасутся несколько видов кровососущих. Пробовал местный мёд — не индустриальный, разнотравный, — хороший мёд, с горчинкой. Пробовал хлебы — хороши хлебы. Водохранилища наполнены водой, явно чистой. Леса наполнены деревьями. Воздух — таким воздухом впору торговать. Лица — трудно в это поверить, но плохие лица то ли куда-то уехали, то ли попрятались до осени: не выдержали конкурентной борьбы с хорошими лицами — как нам умные люди и обещали. После поехал на выставку «Солдаты» в Нижнетагильском музее изобразительных искусств. В центре её двойные — юность и зрелость — фотографии советских и немецких солдат, разбавленные фотографиями американцев, французов и чехов. Главное — русские и немцы. Наши — в основном, тагильчане и алапаевцы. Фотографии из частных архивов и сельских музеев. Немного и издалека послушал экскурсовода. Мотив: они покаялись, а мы за свой гулаг ещё нет. Причём здесь солдаты? Мотив: с нашей стороны солдаты, и с их стороны солдаты, никаких эсэсовцев, никаких карателей. Но тогда не о чем говорить, потому что сравниваются наши обычные солдаты с их улучшенной версией. Мотив: это люди, внешне близкие друг другу настолько, что если не смотреть на подписи к фотографиями, можно перепутать, где наши, а где немцы. Может быть, где-то это и было можно. Но глядя именно на эти фотографии — нельзя. Алапаевцы и тагильчане явно красивее, мужественнее и сложнее своих противников. С тем и вернулся.

Comments are closed.