Новые термины

Не будь книги скреплены между собой смысловыми скрепами, читатель, прочитав какую-нибудь книгу, не открыл бы следующую, а отрубил бы себе палец как это сделал отец Сергий, или бросил бы в огонь сто тысяч рублей как Настасья Филипповна, или того хуже, как Пётр Порфирьевич Головлёв, взял бы, да и проиграл три тысячи рублей полковых денег. А потом пошёл бы в кафе и заказал себе чизбургер. То есть совершил бы действия не связанные друг с другом, а значит, бессмысленные. Но смысловые скрепы существуют. И читатель вслед за прочитанной книгой Альберта Санчеса Пиньоля «Золотые века» берёт книгу Милана Кундеры «Занавес» и читая, с удовлетворением замечает, что эта книга связана со своими предшественницами, как те были связаны со своими, и лишний раз уверяясь в том, что дело пойдёт так и дальше, и никакой необходимости подражать отцу Сергию нет, а есть лишь необходимость читать, читать и ещё раз читать. «Внезапно в памяти возникает распутная богема моей молодости: мои друзья заявляли, что нет для мужчины более прекрасного опыта, чем иметь связь с тремя женщинами подряд в течение одного и того же дня. Не как механический результат сексуальной оргии, а как личное приключение, которому способствует неожиданное вмешательство случая, внезапность, фейерверк чувств. Этот «день трёх женщин», исключительно редкий, граничащим со сновидением, обладал особым очарованием, которое, и теперь я это ясно вижу, заключалось вовсе не в сексуальных спортивных достижениях, а в эпической красоте быстрой вереницы встреч, оттого что на фоне предшественницы каждая женщина казалась ещё более неповторимой, а три их тела оказывались похожи на три длинные ноты, сыгранные каждая на другом инструменте, но соединившиеся в единый аккорд. Это была совершенно особая красота, красота внезапной плотности жизни». Милан Кундера. Занавес. Страницы 35-я и 36-я. Азбука-классика. 2010-й год. Москва. Всё указывает на описанный Альбертом Санчесом Пиньолем избыток через недостаток — через отклоняющееся социальное и сексуальное поведение. Полые через богему. Теперь придётся использовать новые термины вместо старых — «длинный аккорд», «красота внезапной полноты жизни», — хотя смысл старых терминов новые не отменяют и не дополняют. Милан Кундера говорит, правда» о романе: «…лишь роман сумел раскрыть безграничную и таинственную власть ничтожного». Страница 38-я. Безграничное из ничтожного. Книги Милана Кундеры и Альберта Санчеса Пиньоля соединились.

Comments are closed.