Детские воспоминания пса-призрака

Ещё несколько слов о сборнике рассказов Альберта Санчеса Пиньоля «Золотые века», а то сияние, от него исходящее по прошествии трёх дней после прочтения, застит от меня даже книгу Милана Кундеры. Несколько слов, чтобы приглушить свет. «Прегрустные превращения» — это, кажется, главный рассказ сборника, хотя надо знать, что сборник Альберта Санчеса Пиньоля — не просто сборник, а единство и такое, что хочется в его связи говорить о жанре сборника рассказов, если бы такой существовал. В сердцевине рассказа находятся, по-видимому, воспоминания писателя о вторжении времён детства в какую-то заброшенную усадьбу и вызванные им фантазии. «…когда ребятишки хотят найти страх, они обнаруживают приведения. Они не только имеют полное право, но даже обязаны разнести по всей округе страшные вести о колышущимся пламени свечей, о нетающих снеговиках, разгуливающих по дому манекенах и злобных пугалах». Страницы 348-я и 349-я. Издательство Астрель:Corpus. 2011-й год. Москва. Перевод Нины Авровой Раабен. Роль рассказчика отдана псу-призраку, сыну безголового манекена и пугала и брату нетающего снеговика. Дети, правда, в этом псе «…никогда не видели ничего, кроме зловещей тени». Страница 349-я. Над сердцевинным воспоминанием находится пласт поразительных совпадений с поэмой Т.С.Элиота «Полые люди», начиная от самой тени: «падает Тень» — это рефрен поэмы. Или «…тень без тени краски» там же. Я пользуюсь изданием: Т.С.Элиот. Избранная поэзия. Северо-Запад. Спб., 1994-й год. Перевод Сергея Степанова. Схожа и местность, описанная в рассказе и поэме: «…в краю, обречённом на постоянную деградацию», где «…всё лишено силы». Страница 337-я для рассказа. «…безжизненная страна кактусам отдана» — в поэме. В рассказе, правда, не кактусы, но неубранное поле засохшей на корню кукурузы. Для рассказа характерна вереница противопоставлений: города и деревни — «…и не внутри городской черты, но и не слишком далеко от неё» на странице 337-й; материнства и детства — «…она любила только своё материнство, а не детей» на странице 339-й и так далее. Как и в поэме «…меж мыслью и воплощеньем …меж помыслом и поступком …меж замыслом и твореньем …меж вожделеньем и спазмом». «…обратите внимание, как всегда, середина на половину», — замечает пёс-призрак по поводу некоего «невероятного события». Страница 341-я. Он мог бы отнести свои слова к поэме Т.С.Элиота: «Полые люди» — это как раз «середина на половину». Наконец, образ самих полых людей общий для рассказа и поэмы — «…мы полые люди Чучелолюди Чешем в затылке Увы! — солома у нас в голове». В рассказе отец пса-призрака после смерти ожил «…в обличье огородного пугала». Страница 343-я. Его мать «…стала манекеном. Безголовым манекеном, если быть точным. …тело её кончается на уровне губ». Страница 344-я. Его брат — нетающим снеговиком. Какие снеговики не тают? В поэме: «…сбились мы в кучу Молчим ни о чём На берегу взбухшей реки Слепы мы до Возвращенья тех глаз». В рассказе: «…страшный грех этих людей — они сами обрекают себя на страдание — состоит в их неспособности стать проницательными из-за искренней уверенности в своей проницательности». Страница 351-я. Надеюсь, теперь яркий свет, исходящий от сборника Альберта Санчеса Пиньоля, померкнет.

Comments are closed.