Сколько цивилизаций поместятся на вершине пирамиды?

Милан Кундера и сам спорит и даёт спорить другим. Если бы не это, довольно приятное свойство его эссеистики, то писателем он мог бы показаться довольно тоталитарным. На страницах 11-й и 12-й книги эссе «Занавес» он, например, пишет: «…что такое историческая преемственность — это один из признаков, благодаря которому можно отличить человека, принадлежащего к цивилизации, что является (или являлась) нашей цивилизацией. Всё в наших глазах выглядело некой историей, представлялось в виде более или менее логической последовательности событий, поступков, произведений». Издательская группа «Азбука-классика». Санкт-Петербург. 2010-й год. Перевод с французского Аллы Смирновой. Одним махом Милан Кундера лишает «не наши цивилизации» и отчасти даже «нашу цивилизацию» «истории, логической последовательности событий, поступков, произведений» и оставляет нам лишь одну цивилизацию — «нашу», да и то в те времена, когда Милан Кундера знал последовательность создания всех произведений Гийома Аполлинера. Указание на существование разных календарных систем без труда подрывает утверждение Милана Кундера. Соотнесение явлений во времени — изначальное свойство любого человека, поскольку для него это имеет жизненное значение, и это чувство может быть приложено к чему угодно: рыба выловлена сегодня или вчера? «Калиграммы» написаны после «Алкоголей» или до? Представление о последовательности событий имеют и животные, раз уж они умеют считать: биологи, я думаю, если не открыли, то со дня на день откроют существование воспоминаний о прошлом сезоне дождей у парнокопытных саванн. У «нашей цивилизации» вообще нет свойств, которые отсутствуют у других цивилизаций. Продолжая развивать свою мысль, Милан Кундера связывает дату и ценность, — свежая рыба более ценная, чем несвежая. Но Милан Кундера говорит о музыке и художественном творчестве вообще: «…наше осознание преемственности настолько сильно, что учитывается при восприятии любого произведения». Страница 13-я. А это как раз не очевидно: осознание преемственности не так уж и важно, когда его незнание не угрожает существованию человека. Вообще, если произведение нетленно, — если оно, например, не скоропортящийся продукт, — то зачем ему дата? Дата создания художественного произведения может повлиять только на жизнь художника или студента, но ими, я думаю, в контексте цивилизации можно пренебречь. К сегодняшнему дню, например, Милан Кундера забыл хронологию произведений Гийома Аполлинера. Подавляющее большинство людей не смогут назвать век. в который творил Бетховен, и что? Ничего. «Наша цивилизация» продолжает существовать и существовать на вершине пирамиды цивилизаций.

Comments are closed.