Почему они маленькие?

Милан Кундера в своём эссе «Занавес» утверждает, что существуют большие народы и маленькие. За словосочетанием «большой народ» кроется нечто безнравственное — они по собственному усмотрению решают судьбу маленьких, не спрашивая их, — а за словосочетанием «маленький народ» — нечто беспомощное, нечто страдающее, но нравственное. Существуют, то есть, народы решающие и народы решаемые, если брать их в отношении к Истории. Одним История принадлежит, другие находятся по отношению к ней в оборонительной позиции. В качестве больших народов приводятся французы, англичане и немцы, в качестве маленьких — чехи и поляки. Поляки и чехи — маленькие народы. Это, конечно, смешно, но оставим смех — речь по-видимому идёт о каких-то мифологических существах. Пусть они будут маленькими. Примем их такими, какие они есть — сказочными. Величина народа при этом остаётся постоянной: во всю свою историю поляки и чехи, судя по мифологии Милана Кундера, были маленькими народами. Никогда в их жизни не было времени, когда они что-нибудь решали в истории. Здесь тоже смеяться не должно — но примем к сведению: поляки и чехи вечно маленькие народы. Милан Кундера вспоминает об их величине в связи с Мюнхенским сговором. Тон его при этом полнится сожалениями, поэтому так и подмывает спросить: а почему они маленькие? Почему другие народы выросли, а мифо-поляки и мифо-чехи — нет? Ведь для народов, особенно тех, которые каким-то чудом — а как иначе могли бы маленькие этого добиться? — получили свою национальную территорию, армию и полицию есть достаточно простые способы стать большими без того, например, чтобы задирать своих соседей, то есть становиться на путь рискованный и, может быть, безнравственный. К месту Милан Кундера вспоминает испанцев, которые именно большие, и отчасти тоже мифо, потому что, по его мнению, как народ никогда не стояли перед лицом смерти — всегда были большими. Как они при этом могли возникнуть? Милан Кундера выдумывает народы, давая им имена народов на самом деле существующих. Однако это не значит, что сказочные чехи и поляки не могли бы последовать за сказочными испанцами, что бы сделаться большими, и не могли бы вслед за испанцами покончить с жизнью моноэтнической, перейдя к жизни полиэтнической. Именно полиэтническая жизнь отличает большой народ от маленького — раз сравниваются испанцы и поляки с чехами. Этническая терапия будет шоковой, но без неё большим народом не стать — и в конце концов, шоковые экономические реформы поляки и чехи уже пережили. Переживут и этнические. Но этих переживаний они и не хотят. Речь идёт исключительно о сказочных героях. Вечно будут плакать в мифо-Мюнхене.

Comments are closed.