Между традиций

Альберт Санчес Пиньоль отказывается от слова «ложь» в пользу слова «традиция»: «…и как это часто происходит с разными обычаями, какими бы глупыми они ни казались людям, никто не пытался узнать причину запрета. Традиции всегда зиждутся на отсутствии вопросов». Страница 134-я. Альберт Санчес Пиньоль. Золотые века. Издательство Астрель:Corpus. Москва. 2011-й год. Перевод с каталанского Нины Авровой Раабен. Традиция приравнивается прямо ко лжи — а что ещё гибнет от вопросов? А сам Альберт Санчес Пиньоль находится в рамках литературной традиции, которая считает, что традицию можно разрушить вопросом или, равным ей, ироничным восклицанием. А король-то голый! — и традиция глохнет. Но ни один из его рассказов, посвящённых самым разным традициям, не подтверждает его слов. Напротив, все «традиционные» рассказы, пусть и в насмешливой манере, говорят о том, что расставание с традицией мучительно, когда она в силу каких-то причин — не вопросов — заканчивается, и никогда не добровольно. В рассказе «Возвращайся поскорее» Альберт Санчес Пиньоль говорит о традиции ожидания моряков, не вернувшихся к сроку. В течение нескольких недель морячки поднимались на скалы и вглядывались в море. Эта традиция была нарушена тем, что одна из женщин продолжила ждать мужа и после истечения принятого срока ожидания. Она стала основательницей нового обычая — пожизненного ожидания. На женщин, придерживавшихся более древней традиция, пало подозрение в недостаточной верности, в чёрствости и так далее. Обыкновение новое было нарушено способом смехотворным — муж вернулся. А женщине уже собрались ставить памятник, уже военная пропаганда приспособила её биографию для своих нужд, уже туризм, уже сам король… Подпольщики в рассказе «О революции» готовили революцию, а она возьми, да случись. Беда. А у них налаженная подпольная жизнь — какое-никакое финансирование, богема, знакомые художники и аристократы, их узнают в парижских кафе и не только полицейские, но и девушки, о них пишут газеты, у них есть смысл жизни. Теперь же — из-за революции — им придётся стать председателями колхозов и жилищных кооперативов. В рассказе «Межзвёздная солидарность» участники социалистического конгресса узнают, что им готов оказать поддержку пролетарский Марс. Только позовите. Но конгрессисты находятся в старой-доброй традиции международных конгрессов, дискуссий, докладов. С приходом марсиан эта традиция закончится. А продолжим-ка наши споры. Отношения человека и традиции описаны и в рассказе «Корабль дураков». Где-то существовал обычай отправлять в море на пришедшем в негодность корабле всех дураков страны. В порту, однако, дураки невольно разделялись на тех, кто всходил на корабль в полной уверенности, что отправляется в круиз, и тех, кто почувствовав опасность, возвращался домой. Подниматься на корабль дураков или не подниматься — вот в чём вопрос. Правительство предоставляло дуракам самим отвечать на него. Альберт Санчес Пиньоль рассказывает о человеке, который это понял, но поздно: в рассказе он выбирает, но не между кораблём и домом, а уже между кораблём и морской водой.

Comments are closed.