Соль

Анекдотов о русском народе собрал книжку — ни одного не понял. В чём соль, — объяснял, — всё неправильно. Посмеялся — невпопад. Всё спорное трактовал в пользу любимой тенденции. Жозеф де Местр, да. Основатель какой-то там великой политической традиции, локальный смысл которой заключается, по-видимому, в том, что русскому народу не повезло с духовенством, а тому — с государством. Отсюда, как видно, должно последовать предложение русскому народу лучшего духовенства и лучшего государства. Почему бы не предложить ему сразу сделаться другим народом? «Анекдоты, собранные графом Жозефом де Местром и о. Гревелем». Издательство «Владимир Даль». Санкт-Петербург. 2010-й год. Перевод с французского А.П. Шурбелёва. О другом анекдоте — о неверном понимании Жозефом де Местром смысла стычки графа Строганова с торговцем серебром, — нам уже на днях пришлось говорить, но вот новый случай: «…в одном кабаке заспорили между собой два молодых человека. Когда дело дошло до взаимных оскорблений, один обозвал другого «поповичем», однако последний, защищаясь, сказал: «Это неправда, я сын пахаря» (т. е. крестьянина)». Страница 29-я. Жозеф де Местр благоразумно не комментирует этот анекдот прямо, но он помещает его как раз в границах высказанного им тезиса о низком авторитете духовенства — мол, для крестьян звание «поповича» — оскорбление. Чтобы убедить в этой глупости французского читателя ему пришлось прибегнуть к ссылке на качество источника: «…в одном из лучших домов Санкт-Петербурга русские рассказывали мне…» этот анекдот. Страница 29-я. А отчего же не рассказать, коли слушают? Вот тайцы тараканов для туристов сушат — так что же не сушить, коли покупают? Ясно, что товарищ «сына пахаря» назвал его поповичем для смеха. Для какого смеха? Может быть, «сын пахаря» мудрёно что-нибудь объяснил. Или не вовремя выказал свою эрудицию. Товарищ намеренно завысил социальное положение своего оппоненнта. «Ну ты, брат, попович!» — когда он крестьянский сын. «Ну ты здоров!» — когда человек не здоров. «Ну ты стратег!» — когда человек глупостей наговорил. Русские «в одном из лучших домов» могли и над этим посмеяться. И над тем, что «сын пахаря» начал объясняться в том, что он не попович. Над тем, что «сын пахаря» оказался занудой. И ещё над тысячью других смыслов, которых мы не знаем, потому что Жозеф де Местр сделал из них только один, политический: даже крестьяне презирают своё духовенство. Куда уж ниже падать? При этом, возможно, Жозеф де Местр понял иронию кабацкой перепалки, но посчитал её недопустимой, поскольку пленён иерархиями, в которых крестьянин не может помыслить о такого рода насмешке. То есть, всё таки, анекдота не понял — бывает. Но какие грандиозные выводы из этого делаются: о введении католичества в России «против расползания демократии и религиозного равнодушия», «об опасной недисциплинированности церкви». Выводы взяты мною из предисловия к книге. Посмеялся.

Comments are closed.