Граф, торговец и французский мыслитель

Граф Строганов и торговец. История из книги «Религия и нравы русских. Анекдоты, собранные графом Жозефом де Местром и о. Гривелем». Издательство «Владимир Даль». Санкт-Петербург. 2010-й год. Перевод А.П.Шурбелёва. «Старый граф Строганов недавно приобрёл столовое серебро у одного петербургского торговца. Заплатив ему, он сказал:: — А теперь, мой друг, когда я тебе уже заплатил, скажи-ка мне, насколько ты меня обманул? Скажи по совести». Торговец замялся. — Я вижу, братец, ты здорово меня надул. А почему бы тебе не остаться честным и не удовольствоваться разумной ценой? — Так что тут поделаешь, господин граф, — ответил купец. — Я ведь русский». Страница 85-я. Граф хотел побить торговца палкой «…за столь непочтительный отзыв о нашем народе», но, тем не менее, замечает Жозеф де Местр, он сам «…это рассказывал, и все слушавшие смеялись». Страница 85-я. То есть не побил. Во всех отношениях прекрасная история. Жозеф де Местр приводит её в рамках представлений о неправильном воспитании русского народа, вызванного слабостью духовенства: русский торговец открыто признаёт, что он «надул», то есть он мошенник, граф Строганов это признание тиражирует, а слушатели смеются, то есть, как будто одобряют порок. Однако, если следовать логике Жозефа де Местра, получается, что у русских вызывают смех совершенно расхожие, обыденные вещи — их собственное мошенничество. А значит, к прочим русским порокам добавляется ещё один — тупоумие. Но смею думать, что если среди слушателей графа Строганова нашёлся хотя бы один русский, то смеялся он совсем над другим. Когда торговец сказал «Я ведь русский», он не имел в виду, что он «не француз», или «не немец», он хотел сказать только, что он русский как, вероятно, и граф Строганов. Русский, в свою очередь означает, что он человек, потому что русский суть человек — человек православный, как, опять же вероятно, и граф Строганов. Кратким предложением, состоящим всего лишь из трёх слов, торговец уравнял себя и графа в отношении человечности, веры и этничности и вернул тому обвинение в надувательстве. Ведь граф был не такой уж оболдуй, как может показаться из этой краткой истории, — у него были свои рыночные технологии, в том числе, демагогия о честности и разумной цене. И на крайний случай палки. Но как раз палками граф Строганов не воспользовался. Если бы он побил торговца в ответ на его «Я ведь русский» — в его русскости как раз могли бы возникнуть сомнения. Над чем, таким образом, смеялись графские слушатели? Торговец в условиях морального давления и угрозы физической расправы прибыль сохранил, графа наставил и даже его укорил, а граф всё понял и душевно это принял. Полезно иногда быть русским. Граф Строганов умница. Торговец умница. Жозеф де Местр французский мыслитель.

Comments are closed.