Успех апсихизма

Временный. Юная французская подпольщица расправилась со своим первым психоаналитиком. С почином. «Дневник всемирного движения. Запись №5» в романе Мюриель Барбери «Элегантность ёжика» — это лучшая глава из посвящённых Жанне д’Арк эпохи фрейдизма и Санта-Барбары. Не случайно девочка мечтает о том, чтобы спалить себя вместе с квартирой и даже со всем домом — взойти на костёр. Роман издан на французском языке в 2006 году: видимо, французские сопротивленцы отметили таким образом трагическую дату в истории борьбы с мировой Иллюзией — десятилетие со дня подписания президентом Ельциным указа № 1044 от 19 июля 1996 года «О возрождении и развитии философского, клинического и прикладного психоанализа». Привезли дрова в лес — в страну Ф.М.Достоевского. Психоанализ жестоко эксплуатирует маму девочки. Десять лет платежей по шестьсот евро в месяц, которые, однако, не избавили её ни от антидепрессантов, ни от снотворного. Не дали никакой экономии. Общий мамин психоаналитический бюджет сравним со стоимостью эскадрильи крылатых ракет, которые так бы сегодня пригодились французским вооружённым силам. Но мама не вечна — пора приручать к психоанализу дочку, которая как раз начала искать одиночества. В квартире девочкиных родителей, на площади в четыреста бесконечных метров квадратных, совершенно невозможно уединиться ни одному из четырёх членов семьи. Папа девочки не отважился поселить в ней даже свою престарелую маму. Потому что негде. Мама девочки, одурманенная лекарствами и фрейдистской терминологией, ведёт своего пресветлого ребёнка в психопыточную и оставляет один на один с психоаналитиком. Но даром, что ли, этот ребёнок — дочь французского министра: словесная эквилибристика, мыслительные мошенничества, явные и неявные угрозы, шантаж, умение использовать своё социальное и экономическое положение — всё это, наверное, было с ней почти с рождения. Совсем недавно она незаслуженно линчевала учительницу французского языка. «Послушай ты… — говорит она мамину психоаналитику, — давай заключим небольшую сделку. Ты оставишь меня в покое, а я за это не стану распускать о тебе гнусные слухи на весь деловой и политический Париж, иначе тебе придётся закрывать свою лавочку. И если ты действительно знаешь, какая я умная, то должен понять, что мне это вполне под силу». Страница 257-я в издании 2010-го года. Москва. Издательство «Иностранка». Перевод Н.Мавлевич и Н.Кожевниковой. «Папа-республиканец заразил меня вирусом честности», — замечает девочка в связи со своим поведением, и немного невпопад. Почему бы ей не расправиться с мамой вместо того, чтобы мучить ни в чём не повинных профессионалов? Чувство победной эйфории владело ею до самого вечера, и обернулось отвращением: пала ещё одна маска, добра и сострадания, за которой обнаружились жестокость и уродство. В чём тогда смысл борьбы? Провоцировать добро и справедливость, пока они не падут. Тогда объявить их масками, а жестокость и уродство — истиной. Потом сорвать маски с жестокости и уродства. Что бы за ними не скрывалось, — пусть даже Истина — это будет Иллюзия.

Comments are closed.