+ подполье мистическое

Дополнительно к подполью философскому, политическому и художественному. Из русских имён, имеющих отношение к радикальной духовной жизни, Жан Парвулеско называет одно лишь имя святого страстотерпца императора Николая II, но при этом читателя романа «Португальская служанка. Отрывки из дневника» ни на минуту не покидает чувство, что он находится в круге идей крайнего русского мистицизма. Замечание верно для первых 250-ти страниц. Космисты, да, но не только они. На странице 243-й мужчина и женщина совершают «жертвоприношение, символическое самопожертвование в самоубийственном ритуале погребения кинжала». Издание 2009-го года. Амфора. Спб. Перевод В.Карпца. Ножны выбрасываются через плечо — через какое? — это было бы знать очень кстати, — в тёмные воды. «…девственное, обнажённое лезвие, предназначенное исключительно для того, чтобы нести смерть», погружается в земляную яму. Кинжал, несущий смерть, не должен пониматься прямо, по написанному, ибо нести жизнь может означать как раз «нести смерть», потому что рождённый смертен. Причинять жизнь — причинять смерть. Причинный кинжал. Кроме того, кинжал способен наносить единственные в своём роде незаживающие раны. Вместе с кинжалом на дно ямы кладутся «два граната — белый и алый». Два граната полные семян. Цветовая символика мне не ясна, но не так уж здесь и важна. «Если кто-то пожелает найти кинжал, пусть ищет, если способен, если имеет на то силы. Место это отныне оберегаемо, недосягаемо. Священно». Найти кинжал и гранаты, действительно, невозможно, потому что их теперь просто нет. Бывший владелец обретёт их после конца истории, который близок, в следующем её периоде, в котором знаки поменяются с плюса на минус и тот, кто был ни с чем, обретёт всё, что не имел прежде. В этом торговый смысл жертвоприношения: отказываешься от владения кинжалом на срок своей жизни, а получаешь его по перемене знаков на семьдесят пять тысяч лет. Мистицизм суть корысть. Библейская цитата ещё более сближает романную ситуацию с крайним русским мировоззрением: «…И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы…» Страница 247-я. Агнцы. Малые печати. Большие печати. Не хватает белых платков. Нет, вот они: «…подобно юным камикадзе сорок пятого, что перевязывали лоб повязкой непорочности». Страница 245-я. И наконец, рассказчик проговаривается, что жертвоприношение на том уровне бытия где тела, совершается не на словах, а на деле: «над собой». Страница 244-я. Таким способом участники приношения достигают «тайной, но решающей реверберации всей тональности всего космоса в его теогонической идентичности на данный момент. Это сказано окончательно». Страница 244-я. Это сделано окончательно.

Comments are closed.