Советский буддист высек мамонта

Виктор Гончаров. Я ЖИЛ КОГДА-ТО

Мне кажется, я в сотый раз рождён, / А вспомнить не могу / Те, прежние свои существованья. / Но что-то всё же знаю я, / И это «что-то» здесь, в моей груди / Живёт, ворочается, тяжело вздыхает. / Припомнить что-нибудь? / Нет, это безнадёжно. / Вот разве только сны. / Они меня измучили — одно и то же / Снится каждый раз. / Одно и то же… / Будто на скале / Я высек мамонта /

И сотни две людей / Одетых в шкуры, / Гортанным криком / Славили меня. / Предела их восторгу не было. / И то, что я не смог изобразить / На каменном холсте, / Воображение людей дорисовало. / Царапина художника на камне / Для них была открытием вселенной. / И люди видели, / Как билось солнце / На бивне мамонта. / Как кровь течёт / Из мамонтовых ран. / И как из глаз затравленных / Чудовищной горы / Стекают каменные слёзы… / Мамонта. / Беспомощности слёзы… / Я славил человека. / Он стал сильнее зверя. / Далёкий сон, / Он радует меня. / И люди в шкурах, / Люди в рваных шкурах. / Я жил когда-то, / Жил когда-то я! / Припомнить что-нибудь? / Вот разве только сны. / Сикстинская капелла. / Дивный свет. / Расписан мной и потолок и стены. / Художник я… / Старик, уже старик… / Шесть лет последних / Я отдал этой росписи. / И суд господний, / Страшный суд идёт. / Нет ложных красок, / Нет пустых мазков. / Всё жизненно / До ощущенья боли. / И ад, и рай, / И божья неподкупность! / А то, что я не смел изобразить, / Воображение людей дорисовало. / И славила толпа / Мой многолетний труд, / Художника, / Увидевшего бога в человеке! / Что будет сниться мне / Из этой жизни? / Что? / Скала… самой природой — / Дождями, солнцем, холодом, ветрами / Изображён встающий человек. / Я как художник освободил его / От злых нагромождений. / Всё сдержанно, / Всё грубо, / Ощутимо. / В намёке всё. / Предельно скупо всё! / А то, что я не стал изображать, / Воображение людей дорисовало. / Величием своим испуган человек. / Он поднимается. / Он удивлён собой. / Из рук его летят ночные звёзды, / Росинки светлые, / В безвременье, / В бесчисленность светил. / За много, очень много километров / Он видится / Таким богатырём, / Перед которым / Бог — ничтожество, / Перед которым / Бога нет. / А люди дорисовывают сами / Своё величие. / И каждый монимает, / Что он велик, и прост, / И чист, / И неподкупен! / Победа человека над собой / Мне будет сниться, / Когда в сто первый раз / Я появлюсь на свет / и вновь возьму / Резец или палитру, / Чтобы из гор, / Из рек, / Из звёзд ночных / Воссоздавать черты / Сынов земли. / Чтобы резцом и светом / Славить человека. / Мне кажется, / Я буду снова жить.

1961

Вот такие сны снились советским людям. Невыносимая эскалация божественного. Это не то, что нажраться мухоморов и всю ночь в сновидениях бегать по железобетонным конструкциям.