Кристоф Рансмайр: сон

Почему обложка романа Кристофа Рансмайра «Последний мир», который издали в 2003-м году совместно два издательства — «Эксмо» и «Валери-спд», — которые расположены в двух разных городах — в Москве и Санкт-Петербурге, — усеяна маками? Вот почему: «…на порог вошёл (взошёл?) уродец, неуклюжий,  закутанный в меховую шубу пастух, у которого на месте головы торчал такого же размера нарост, переливчатый, похожий на пенные гроздья погибших в уксусе слизней (уничтожение слизней произошло страницей ранее). Однако сверкали на этом наросте не пузырьки, не пена, вскипавшая с тихим болезненным писком и опадавшая, — это были глаза, десятки, сотни глаз. Нарост на плечах пастуха состоял из ресниц, век, слёзных мешочков и глазных яблок… это была моргающая, глазеющая, глядящая, пялящаяся во все стороны шишка, череп сплошь из звездистых глаз, красивых и жутких». Страницы 61-62-я. На 63-й уродец засыпает: «У пастуха захлопнулись уже целые ряды глаз, и сон витал над сотней зениц… Где только что, бодрствуя, смотрело множество глаз, теперь были сплошь сомкнутые веки, зато в других местах открывались блестящие ряды чёрных зрачков; точно волна пробегала по всем этим глазам, они моргали, резко распахивались, слипались и боролись с грёзами, но мало-помалу сон всё-таки начал одолевать, и зрячие звёзды гасли одна за другою, и новый свет не загорался». Страница 63-я. А потом пришла какая-то тень и треснула пастуха топором по голове: «глаза осыпались», «череп треснул». Такой в Томах, городе, куда сослали Овидия, Морфей. Поэтому и маки.

Comments are closed.