Весна, лето, осень, зима и снова… Звезда

Ким Ки-дук. «Весна, лето, осень, зима и снова… весна». Корея-Германия. 2003-й год. В титрах встречаются русские фамилии. Поразительно советский фильм. Идеальное монашеское убежище — поразительно красивое горное озеро, на озере плот, на плоту скит, — в варианте Вознесенского А.А. русского идеального: «…у царя был двор. На дворе был кол. На колу не мочало — Человека мотало!» — идеальный монах, идеальный ученик-ребёнок, идеальный ученик-подросток, идеальный конфликт, идеальный идеализм, идеальная смерть, идеальная смена поколений духовной стражи. Разные корейские матрёшки. Жёсткая мораль: сделал зло — получи зло. Смерть любимой в обмен на убитую в детстве рыбку. Ни вернуть, ни поправить. Сначала отстраняешься, но уже к «Осени» не можешь из фильма выпрыгнуть, как лягушка, которую послушник привязал к камню и бросил в воду. Почему-то вспоминал «Звезду» 1949-го года. Русские арийцы, — Крючков и Меркурьев, — необыкновенно красивые, статные, сильные, мужественные против уродливой немецкой пехоты, недоумков и недочеловеков. За одного нашего десятки убитых фрицев. Кто он по званию? Сержант!!! Майн гот, а что будет, когда подойдут основные русские силы — полковники и подполковники? Понимаешь, что плакат, а пробивает на каждом шагу. Радистка плачет в микрофон: «Звезда, Звезда, я — Земля!» Монах-буддист пишет иероглифы водой: едва заканчивает строку — начало уже исчезает, едва начинает — высыхает окончание. Но как это всё устроено, не понимаю. Не хочу понимать. И без того полно сломанных игрушек.

Comments are closed.