По самоощущению персонажей

Юлия Кристева. Смерть в Византии. Самоощущение персонажей: 1. страна — планета Земля — оккупирована, но большинство людей оккупации не чувствует,  то есть, собственно, вольно или невольно принадлежит к оккупантам; 2. некоторые люди чувствуют, что что-то не так, но не могут или боятся об этом говорить в силу того, что их чувства радикально расходятся с теми, которые принято чувствовать и выказывать на людях; 3. некоторые понимают оккупацию и вспоминают даже времена свободы, но не говорят об этом, потому что так понимать не принято; 4. почему тогда «оккупация», а не какой-то другой термин? Да потому, что у оккупанта есть имя — это империя Санта-Барбары; 5. отсюда ощущение и понимание своего личного подполья; 6. отсюда постоянные мысли о мимикрии; 7. мысли о бегстве, но во времени, а не в пространстве, поскольку Санта-Барбара везде; 8. при этом оккупационный режим устроен таким образом, что объединение в подпольные группы невозможно; 7. сопротивление при этом возможно, но только частное, атомизированное; 8. иногда подпольщикам удаётся объединиться в пару, и тогда становится ясно, что форма сопротивления оккупации — любовь; 9. свободные территории существуют, но связаны они с Византией, которой уже нет более пятисот лет, но есть ещё какие-то её проявления в Сербии, в Болгарии, в Москве (когда-то были), с культом Богородицы в Западной Европе, с Лувром; 10. Византия — надежда угнетённого человечества; 11. будущий крестовый поход пойдёт с Востока на Запад, а не так, как было принято во всё время, и приведёт он не к освобождению Гроба Господня, а к освобождению Богородицы; 12. часть из этих мотивов присутствует в романе Ольги Токарчук «Дом дневной, дом ночной», что делает их куда более значимыми для понимания состояния дел, чем если бы они проявились только в одном художественном произведении; 13. например, мотив поражения и подчинения внешним силам: «…мы — некие существа, вовлечённые в великую космическую битву …мы видим только кое-какие отблески её …я — ангел или демон, посланный в хаос одной жизни с какой-то миссией, которая либо осуществляется сама по себе …либо я о ней забыл. Это забытое и есть часть войны, оружие той, другой стороны, и оно меня сразило ….я не знаю себя, ничего не помню… Поразительное чувство — знать». Страница 82-я. В издании 2005-го года. Ольга Токарчук. Дом дневной, дом ночной. Москва. Аст и «Транзиткнига». Перевод О. Катречко. Знать, что ты — византиец. В терминологии Юлии Кристевой; 14. мотив мимикрии, явленный через частный мотив «парика»; 15. мотив сна вообще, как некой иной жизни — подполья; 16. мотив культа Богородицы, данный через описание храмов Вамбежице, центра поклонения деве Марии и даже 17. через противопоставление его культу Гроба Господня. У Юлии Кристевой «Роман о Розе» противопоставлен «Роману об Анне». Святая Кюммернис в романе Ольги Токарчук просит о теле подобном Его телу, а получив, погибает от руки своего отца — крестоносца. Он пригвождает её к «бревенчатому потолку»: какое тело, такая и смерть. Ужасы оккупации.

Comments are closed.