Масло в сосуде

Персонажи романа Ольги Токарчук «Дом дневной, дом ночной» — сосуды. Некоторые наполненные, а некоторые — нет. У Марека Младшего, например, внутри живёт птица. Он думал вначале, что сизарь, но нет — чёрный аист. Соседка Марта точно наполнена, но чем именно — не ясно. Сосед Имярек пустой. «Почему Имярек видит духов? — спросила я как-то у Марты. Та ответила: — Потому что внутри он пустой. Я поняла это в ту минуту как пустоголовость и простодушие. Человек, наполненный изнутри, подумалось мне, имеет больше достоинств, чем пустой». Страница 18-я. Ольга Токарчук. Дом дневной, дом ночной. Издательства аст и «Транзиткнига». Перевод О. Катречко. Москва. 2005-й год. Но нет: «…дело в том, что Имярек из разряда людей, которые представляют себе Господа Бога так, будто Бог стоит где-то там, а а они сами — здесь» Страница 18-я. То есть пустой человек на самом деле наполненный, но думающий, что не наполнен. Поэтому он накладывает на себя крестное знамение раз в двадцать лет. Не на что накладывать. Кристина Переполох однажды «…почувствовала себя как новёхонький чайник, в который впервые налили кристально чистую воду». Страница 35-я. Иногда, в особые минуты жизни, сосуды могут присасываться друг к другу, пить друг друга или наполнять друг друга какими-нибудь жидкостями или предметами. Водой, пустотой, алкоголем… Они сообщаются. Рассказчица утверждает, что оболочка сосудов иллюзорна и что она, рассказчица, может заглядывать внутрь сосудов, но на практике это не так — она часто не знает, чем наполнены другие сосуды. Например, как уже было сказано, не известно чем наполнена Марта. Агнешка наполнена историей одного путешествия. Марта считает путешествия бесполезными, но это смотря какие путешествия. «…как-то раз Агнешка поехала с группой на …экскурсию в Освенцим. Всё было прекрасно. Мужчины в автобусе пили водку, а женщины пели все песни подряд, какие только помнили. Всю дорогу. Агнешка никогда не забудет Освенцим. Там был магазин, маленький, продуктовый, из пустотелого кирпича. Когда они вышли утром, после ночи, проведённой в автобусе, магазин как раз открылся. Оказалось, что именно в тот день привезли растительное масло, а в то время в магазинах ничего, ну ничегошеньки не было. В лучшем случае — горчица и уксус. А тут продавали подсолнечное масло, сколько душа пожелает, не по одной или по две бутылки, а сколько угодно. И все выстроились в очередь и покупали масло, сколько хотели. Агнешка набрала, наверное, бутылок десять. Ей продали. Ни слова не сказали, не требовали талонов, не считали. Этого масла хватило ей, наверное, года два, ведь не так и много уходит на жарку. …может, даже и на три года хватило того масла из Освенцима. Больше она ничего не сказала». Страница 56-я. А больше ей нечего сказать. Один травелог наполнил Агнешку на всю жизнь. Даже с переливом.

Comments are closed.