Лондонлаг-на-Янцзы

Увлечение концентрационными лагерями в двадцатом веке было распространено повсеместно. Но почему Александр Исаевич Солженицын был дарован русскому народу, а не английскому, немецкому, американскому, японскому в конце концов? Хорошо, о британском лагере для немецких евреев на острове Мэн есть роман Норберта Гштрайна «Британец». О массовых расправах над немецкими военнопленными в американских лагерях упоминает Гюнтер Грасс в книге «Луковица памяти». Анна Харендт в книге «Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме» рассказывает о системе немецких лагерей для евреев в Германии. Виталий Сёмин рассказывает о русских подростках в немецких рабочих лагерях в книге «Нагрудный знак «Ost». Но кто из этих писателей — даже Виталий Сёмин — сравнится с Солженицыным А.И.? А где-то ещё есть турецкие лагеря для армян, польские лагеря для русских, испанские лагеря для американцев, американские лагеря для японцев, итальянцев и бойцов современного мусульманского сопротивления. «…унылая тюрьма для почти двух тысяч граждан союзных государств…», точнее, японский лагерь Лунхуа в пригороде Шанхая для, в основном, британцев. Свидетельствует Джеймс Баллард на странице 154-й автобиографического романа «Империя Солнца». Москва. Издательство «Торнтон и Сагден». Перевод В.Ю. Михайлина. 2003-й год. Апатия, голод, и «…названные в честь полузабытых лондонских улиц проходы между гниющими бараками…» Страница 154-я. И доносительство в отличном британском стиле: «…говорила по-японски и открыто работала на лагерную охрану, каждый день снабжая японцев информацией о том, что происходит среди заключённых. Никто не ставил этого миссис Пирс в вину; по правде говоря, большая часть заключённых из лагеря Лунхуа с радостью делала бы то же самое, если бы знала как. …самые смелые из заключённых — а сотрудничество с японцами было делом небезопасным — как раз и пытались так или иначе втереться в доверие к лагерной охране и тем самы открыть себе и своим близким доступ пусть и к скудным, но всё же источникам дополнительной пищи и перевязочного материала. К тому же доносить-то, в общем, было не о чем. Никому в Лунхуа даже и в голову бы не пришло попытаться устроить побег, и всякий первым побежал бы докладывать японцам об идиоте, которому вздумалось лазать через проволоку, и правильно бы сделал, потому что в итоге японцы не стали бы разбирать, кто виноват, и досталось бы всем». Страница 156-я. Доносительство и круговая порука! Джим отмечает про себя, что его солагерник, ровесник и сын доносчицы лучше питается, лучше одет, у него есть библиотечка из конфискованных книг, он силён и здоров. Джим завидует ему: его родители к несчастью пропали, а то и они могли бы доносить не хуже миссис Пирс. Бескорыстный донос не имеет права на существование. А если за средства существования… То это не донос, а бизнес.

Comments are closed.