В круге кругов

В детстве Джон Стенхэм, персонаж романа Пола Боулза «Дом паука», оказался в омуте сознания: «…он увидел своё сознание как круг, начало и конец которого бесследно смыкались. Причём дело было не в самом сознании, а во времени, вне которого оно существовало. …вполне возможно допустить, что в момент, когда течение времени прекращалось, жизнь замыкалась на самой себе, а стало быть, оказывалась неистребимой. …невозможно было представить ничего более чудовищного, чем мысль о том, что человек бессилен оборвать своё существование, даже если пожелает, что невозможно обрести забвение, поскольку забвение — всего лишь абстракция, обман…» Страница 227-я в романе Пола Боулза «Дом паука», который был издан в 2006-м году в Твери в переводе Владимира Симонова. Издательство «Kolonna Publications» и журнал «Митин журнал». Детский опыт омута заставляет Джона Стенхэма искать его вновь и вновь, отправляться за ним в дальние страны и, в том числе, в Фес, в Марокко. Джон Стенхэм разыскивает место, где жизнь защищена, никогда не прерывается и не прервётся в будущем. Фес, незнакомый с регулярной застройкой, полный улочек, тупичков, лабиринтов, река, протекающая через него и её притоки, беспорядочные пригороды, уличная толпа и шумная торговая жизнь — вроде бы не связан с круговым движением, но зато Фес заключён в кольцо городских крепостных стен. Круговое движение — это не существо омута, но защитная сфера. Впрочем, хрупкая. Отсюда берёт начало его неприязнь к французам и местным националистам, которые медленно, но верно уничтожают подлинную, как она ему представляется, марокканскую жизнь. Джону Стенхэму оппонирует Ли Берроуз. Она пребывает в плену представлений о восходящем движении человечества от тьмы к свету, от дикости к цивилизации, от ручного труда к машинному. Всё выше и выше. Всё светлее и светлее. Всё производительнее и производительнее. Вместе они бегут из Феса, в котором французы проводят полицейскую операцию против террористов, в горы, на праздник, который формально связан с именем мусульманского святого, но на самом деле это праздник языческий. Внешне он состоит из множества хороводов. Здесь ещё поклоняются Пану, уверяет свою спутницу Джон Стенхэм. Глава, посвящённая празднику, лучшая в романе. Она то, ради чего стоило роман прочесть. То, ради чего стоит вообще читать Пола Боулза. Она собирает роман в одно целое, связывает его и проясняет. Она написана с виртуозностью, которая заставляет почувствовать головокружение от беспрерывного вращения, барабанного боя, дыма костров, пения и криков, поплыть и сдвинуться со своего мыслительного якоря. На рассвете собравшиеся проверяют остроту ножей и приносят жертву. Националисты призывают отказаться от праздника, ради светлого будущего. Подросток Амар осуждает пляски с точки зрения чистоты ислама. После пережитого во время праздника потрясения Ли Берроуз передаёт Амару деньги на покупку пистолета. Это худшее, что она могла бы сделать: Джона Стенхэма преследует видение города, разрушенного одной бомбой. Одной, по-видимому, пулей.

Comments are closed.