Тема окна

Важнейшая тема в романе «Дом паука» Пола Боулза, хотя смысл её не вполне ясен. Возможно, она связана, — а действие романа происходит в Марокко, — с  устройством тамошнего традиционного жилища: «…они всё ещё живут, как кочевники в шатрах. Любое здание — это убежище, нечто, где можно спрятаться и действительно почувствовать себя внутри. Стало быть, там должно быть темно. Они вообще терпеть не могут окна. По-настоящему они могут расслабиться только там, где замкнуты со всех сторон. Весь мир враждебен и полон опасностей». Страница 214-я. Пол Боулз. «Дом паука». «Kolonna Publications» и «Митина журнала». 2006-й год. Тверь. Перевод Владимира Симонова. Так главный герой объясняет своей спутнице причину существования в арабском кафе комнаты без окон, хотя за её стенами, по их предположениям, должен был расстилаться прекрасный пейзаж. Внешняя опасность! Почему бы не предположить, например, что жителю пустыни иногда нужно дать отдых своим уставшим от солнечного света глазам? Возможно, тема окна указывает на духовное родство главного героя романа и арабов. Дело в том, что он, выглядывая в окно, не видит, но слышит: «…подошёл к окну и прислушался. День был как день, дремотные звуки поднимались над мединой: далёкое гудение лесопилки, крики ослов, отрывки египетских песен, вырывавшиеся то тут, то там из радиоприёмников, детская разноголосица. В саду, как ни в чём не бывало, чирикали воробьи». Страница 233-я. Пейзаж, но звуковой, если вспомнить книгу Дэвида Тупа «Искусство звука, или Навязчивая погода». Выглянуть, чтобы слушать: «…стало светлее. …открыл окна, прислушался к тому, как вода шумно журчит в водостоках и капает с деревьев на террасе. Но воздух был тих и прохладен. …высунулся из окна и какое-то время просто слушал и глубоко дышал». Страница 248-я. Когда главный герой романа не слушает, но на самом деле смотрит, то видит нечто блёклое: «…в ожидании завтрака стал глядеть на смутные очертания холмов за городскими стенами. Лёгкий дождь затуманил воздух, обесцветив пейзаж: в сером блеске расплывались привычные ориентиры». Страница 270-я. Серое, расплывчатое, туманное и смутное. А если за окном яркий солнечный день, то ничего кроме солнца главный герой не замечает: «…их столик был у окна; они смотрели, как солнце пожирает остатки тумана…» Страница 276-я. Слепящее солнце приходит на смену туману и остаётся по-прежнему слушать. Так, ухом, главный герой воспринимает революционные беспорядки в Фесе — в запертом кафе, как какой-нибудь кочевник, укрывшийся в шатре от мира полного враждебности и опасностей. Он слышит ружейные залпы, пулемётные очереди, крики людей, работу автомобильных двигателей. Он «…стоял, не отрываясь от окошка, хотя ничего не было видно; это было всё равно, что смотреть кинохронику, когда показывают только начало и финал, но не само событие. Даже выстрелы могли быть записью на отдельной звуковой дорожке». Страница 299-я. Осаждённый. Окруженец. Блокадник. Впрочем, когда он вернулся за свой столик, слуга уже приготовил для него чай.

Comments are closed.