Никто не хотел умирать, а надо было

В результате беспрерывных двадцатилетних интервенций в моё ментальное поле в нём сложилась следующая — нисколько не фундированная — картина причин и следствий Второй мировой войны. Природная причина её — демографический взрыв, который человечество переживало на протяжении почти двухсот лет до того и с ним не справилось. Основной вопрос, который решался в ходе этой войны — вопрос о том, за счёт каких групп должна быть проведена коррекция населения в сторону уменьшения численности. Ответ России: за счёт крестьянства. Ответ Германии: за счёт этнических меньшинств, больных и гомосексуалистов, а во внешнем мире за счёт славян. Ответ этнических меньшинств: за счёт немцев и славян. Ответ Англии и Сша: за счёт русских, немцев и японцев. Ответ Японии: за счёт китайцев. И так далее. У всех было своё видение проблемы. Не было народа, который не подумывал бы об уменьшении численности своих соседей или какой-то из своих частей. До войны практически во всех странах была проведена большая научная, политическая и идеологическая подготовка коррекции. Развитие техники, кроме того, достигло уровня, на котором вопрос о снижении численности населения в мировом масштабе можно было перевести из области фантазий в практическую плоскость. Разумеется, говоря здесь о численности населения, я имею в виду избыточное население, не обеспеченное территорией, кормовой базой и, вообще, уровнем развития производительных сил. Почему был избран столь болезненный способ коррекции, как мировая война? Потому, во-первых, что горело — вопрос демографический был страшно запущен, — ждать далее и часу было невозможно. Потому, во-вторых, что индустриальное общество решало вопросы так, как оно это умело делать — через массовое промышленное производство, в данном случае, смерти. Постиндустриальное общество решает вопрос через распространение знаний, через отягощение человека чувством вины за чрезмерное размножение, через повышение требований к качеству жизни детей, через хирургические, химические и финансовые формы контроля — через недофинансирование, через задержки зарплаты, через «транш ушёл, но не пришёл». С точки зрения демографических задач, которые перед ней стояли, Вторая мировая война была чрезвычайно успешной, а с точки зрения выживших и их потомков, была актом гуманизма: благодаря ей они занимают — физически занимают — то место, на которое могли бы претендовать десятки потомков тех, кто погиб. Но они ни на что не претендуют. Война дала толчок развитию новых способов контроля за рождаемостью — более экологичных, экономичных, менее болезненных и так далее. Шесть лет мировой войны даровали нам шестьдесят пять лет мира и полного довольства. Русским, правда, пришлось выполнить ещё ряд действий — запереть несколько слишком плодящихся этнических групп в отдельные государства и ещё раз почистить собственные ряды. Приятно сознавать свою принадлежность к народу, который не только принёс жертву на алтарь цивилизованной демографии, но и хранит не формальную, не ритуальную, но подлинную память о ней — размножается в меру.

2 Responses to “Никто не хотел умирать, а надо было”

  1. vicm:

    Разрушительные препятствия к размножению населения по своей природе весьма разнообразны. К ним относятся все причины, стремящиеся каким бы то ни было образом, при помощи порока или несчастья, сократить естественную продолжительность человеческой жизни. Поэтому к категории этих препятствий необходимо отнести вредные для здоровья занятия, тяжкий, чрезмерный или подвергающий влиянию непогоды труд, крайнюю бедность, дурное питание детей, нездоровые жизненные условия больших городов, всякого рода излишества, болезни, эпидемии, войну, чуму, голод.

    Разрушительные препятствия, являющиеся неизбежным следствием законов природы, составляют исключительно ту группу, которую я обозначаю словом несчастье (misery). Наоборот, те, которые зависят от нас самих, как война, различные излишества и многие другие неизбежные бедствия, представляются смешанными по своей природе. Их порождает порок и они влекут за собой несчастья.
    Мальтус Т. Опыт о законе народонаселения // Антология экономической классики. М., 1993, СС.17, 18.

  2. tarbagan:

    Мой единомышленник? Однако ни война, ни даже часто излишества не зависят от нашей воли. Война и обжорство — такие же стихии как землетрясение и засуха.