Начальное окончательное решение

Если заменить пафосного «страстного любителя литературы» на «обыкновенного читателя», а «сегодня вечером» на какое-нибудь общее указание времени, то начало рассказа «Книги» Кима Мунзо — «…у страстного любителя литературы лежат на столе четыре книги, которые ему только ещё предстоит прочесть. Сегодня вечером он ходил в книжный магазин и, проведя там целый час — прогуливаясь между столами с разложенными на них новинками и разглядывая на стеллажах обложки книг своих любимых авторов, — выбрал четыре книги» — можно отнести на мой счёт. Не все книги предназначены для чтения — только одна из четырёх. Страница 614-я в сборнике рассказов Кима Мунзо «Самый обычный день: 86 рассказов», изданном «Иностранкой» в 2010-м году в Москве. Нина Аврова-Раабен перевела сборник с каталанского языка. Приятно поместить свои собственные колебание, нерешительность и, может быть, даже умственную лень, возникающие каждый раз в виду нового чтения, в международный или даже всемирно-исторический контекст. Где-то, в неведанной Каталонии, прообраз «страстного любителя литературы», — а должен быть прообраз — без него нельзя —  испытывает такие же мелкие неудобства, хотя их можно назвать и мелкими удовольствиями, что и «обыкновенный читатель». Однако книги, которыми располагает «страстный любитель литературы» не совпадают с книгами «обыкновенного читателя». Книга «…первая — сборник рассказов одного французского писателя, роман которого несколько лет назад произвёл на нашего героя хорошее впечатление». Страница 614-я. Такая книга есть и есть «…третья книга — …роман, первый роман американского писателя, о существовании которого он никогда раньше не слышал». Страница 615-я. А вот второй книги — «роман голландского писателя» — и четвёртой книги — «сборник рассказов; его автор тоже голландец» — у «обыкновенного читателя» нет. Различие в голландцах. Ким Мунзо обращает на это внимание: «…как вышло, что из четырёх книг, которые лежат на столе у страстного любителя литературы, две (ровно пятьдесят процентов) принадлежат перу голландцев?» Страница 616-я. Ким Мунзо находит рациональное объяснение голландскому доминированию — ярмарка  «…пишущих на данном языке», которая недавно прошла. Однако решение проблемы — «…с какой же книги начать?» — это не отменяет и не облегчает. Но «страстный любитель литературы» — читатель более привередливый, чем можно себе вообразить — он не дочитал ещё ни одной книги до конца. Разочарование его наступает зачастую прямо на первых страницах книги. Недавно он едва не дочитал книгу до конца, но боясь быть разочарованным и на этот раз, «…быстро отвёл взгляд от книги, когда до последней точки оставалось ещё строчек пять». Страница 621-я. Тут, к сожалению, Ким Мунзо переводит рассказ, полный замечательных наблюдений за «страстным любителем литературы», в плоскость экзистенции: «…он закрыл [недочитанную книгу] поставил её на место и вздохнул полной грудью. Это проявление твёрдости позволит ему мечтать о том, что рано или поздно …у него хватит смелости не откладывать ещё раз на завтра окончательное решение». Страница 621-я. Разве дело в этом? Как из четырёх книг выбрать одну?! Вот вопрос, и не вопрос — как с ней покончить.

Comments are closed.