Фуга

Александр Богдановский о Нобелевской премии, о Марио Варгасе Льосе и об устройстве романа «Война конца света». «…вручение Нобелевской премии Варгасу Льосе и заслуженно, и ожидаемо. Каждый год всех любителей его творчества постигало страшное разочарование, потому что если кто заслуживает высшей литературной награды, так это Марио Варгас Льоса. Он живой классик: активно работающий, очень современный писатель, и при этом действительно классик. Наследник традиции классической литературы, и Флобера, и Сервантеса, и притом вполне наш современник. Он входит, несомненно, в первую пятерку прозаиков XX века, теперь уже перешагнул и в XXI. В «гонках» за Нобелевской премией он, конечно, был фаворитом, но каждый раз что-то срывалось. Возможно, что его политические взгляды имели негативное значение. Он считается крайне правым, остро критиковал, например, Кубу и Кастро. Решения Нобелевского комитета часто вызывали некоторое недоумение. Мы иногда знали не всех лауреатов даже понаслышке… Это, конечно, может говорить и о нас тоже…И тем не менее… Но Марио Варгас Льоса был очень любим и популярен в Советском Союзе в 1970-80-е годы. В 1990-е случилась пауза, но сейчас новый всплеск интереса, и, надеюсь, выйдут новые книги. Он – писатель остросовременный, поднимающий более чем актуальные проблемы. Варгас Льоса верный ученик классической литературы, которую он творчески переосмысляет. Я имею в виду чисто технический подход к композиции и к стилю. Это стилист очень высокого класса и необыкновенный мастер композиции, которая никак не является самодовлеющей, но всегда необыкновенно изящно выстроена. Например, роман, который я переводил много лет назад, который сейчас переиздан, под названием «Война конца света». Подобно тому, как Пушкин придумал для своего романа в стихах особую «онегинскую строфу», так Льос изобрел для своего – особую форму: он делится на части, части – на главки, чередующиеся в очень строгом, но постоянно меняющемся ритме. То есть выстроен по принципу фуги. Это не просто остановившаяся, застывшая громадина, хотя роман и очень велик по объему, он изнутри наполнен движением. Благодаря этому колоссальный массив текста не угнетает читателя, который просто не может не увлечься действием и движением. Редкая для писателя XX века черта, которая, безусловно, свойственна Варгасу Льосе, – интерес к интриге, к динамичному сюжету. Для упомянутого романа характерно бешеное развитие сюжета, интрига, это авантюрный роман. Но при этом он битком набит проблемами – и философскими, и нравственными, жгуче-политическими. Когда я слышу сегодня об отказе кого-то участвовать в переписи, вспоминаются те самые льосовские герои, который в Бразилии конца XIX века считали, что перепись — это антихристово измышление…» И далее на сайте «Русского журнала».

Comments are closed.