Типа, европеец

Чем можно ещё моргать, кроме глаз? В романе Питера Хёга «Женщина и обезьяна», изданном «Симпозиумом» в 2004 году, на странице 14-й встречаются «пятнадцать амазонских лягушек, моргающих глазами». Чем бы ещё могли моргать амазонские лягушки? Фарами? Лампочками? Индикаторами? На странице 29-й героиня вспоминает семейные предания «о голодных смертях в прошлом веке и эпидемиях холеры». Датчане, а речь здесь о Дании, тоже хлебнули лиха. В позапрошлом веке, естественно. Здесь же мелькает «датская внешняя политика», но, к сожалению, нет ни единого намёка на Россию. С Маделен, — это героиня романа, — связаны буддистские ассоциации: «Тот, чьи дни похожи один на другой и для кого не существует лишений, пребывает некоторым образом в вечности, и именно так Маделен и смотрела на свою жизнь. Как будто она стремилась к вечности, искала и нашла её». Страница 31. На странице 33-й говорится о том же, но с некоторой иронией: «…в том мире, который не знает ничего более сурового, чем чай «Дарджилинг» первого сбора». На странице 56-й Маделен подобно тому же Будде выходит из дворца и сталкивается с жестокостью мира: «в подземке она столкнулась с жестокостью Лондона». Среди жестокостей называется тошнота — бич европейской цивилизации. По прочтении нескольких романов, наполненных тошнотой до краёв, начинаешь думать, что это главнейший признак европейца. «Меня тошнит от телевидения!» «Меня тошнит от выборов!» Тошнит — верно, но замечаешь это с внутренним удовлетворением: я эта, типа, тоже европеец. Китайцев, например, пока не тошнит. У них хороший аппетит. Классная проза Питера Хёга. Уйду-ка с нею в 2008-й год.

One Response to “Типа, европеец”

  1. лягушка может моргать горлом!!