Третье толкование

Лучшие подозрения в отношении Мишеля Жуве, главного героя романа «Похититель снов», — автора романа оставляем в стороне, — подтвердились: наш человек! Роман издан в Москве в 2008-м году в издательстве «Время». Переводчики с французского В.М.Ковальзон и В.В.Незговорова. Мишеля Жуве приглашает на пару слов Людвиг Манн,  нейропсихиатр и сотрудник австрийских спецслужб, чтобы подробно растолковать ему события, произошедшие в романе «Похититель снов»: кто, кому и что подсыпал, подливал; кто и кого подкупал; кто за кем следил; кто с кем спал; кто кого подставлял. Кто, в общем, есть кто. Наташу, между прочим, зовут Нина Петровна! Вообще, большая часть персонажей оказывается русскими. Но Мишель Жуве не соглашается с австрийским толкованием, задаёт глупые вопросы и делает нелестные замечания. Возникает три толкования романа: во-первых, «австрийское» толкование — это была операция по перепрограммированию личности Мишеля Жуве (смешные цели её оставляем в стороне) с помощью особого порошка; во-вторых, «авторское» — порошок работает только на мышах, а теория генетического программирования — чушь; и в-третьих, моё, — Мишель Жуве давным-давно продал порошок,  а роман — только способ отвлечь внимание от его персоны. Все три версии имеют право на существование, но истинная среди них моя. И с нею, скорее всего, согласны как Мишель Жуве, главный герой, так и Мишель Жуве, автор. В начале главы, посвящённой подозрениям Людвига Манна, Мишель Жуве излагает и тут же демонстративно неправильно толкует один из своих снов. «…сумерки, я сижу высоко в застеклённой кабине и управляю электропоездом. При этом я почему-то держу в руках баранку, будто веду машину. …на одном пути горят красные огни, на другом — зелёные. Я пытаюсь вывернуть руль, чтобы поезд пошёл по тому пути, где горят зелёные огни, но он отчего-то сам собой поворачивает на красный, и мне не удаётся ни затормозить, ни просигналить. …веток становится всё больше и больше …и каждый раз поезд устремляется по запрещённому пути. …наконец, локомотив попадает в длинный чёрный туннель, и я просыпаюсь с эрекцией». Страница 273-я. В течении предыдущих суток профессора Мишеля Жуве неоднократно пытались уличить в гомосексуализме и, в общем, уличили. Поезд — фаллический символ, тоннель — анальный. Почему не вагинальный? Потому что сквозной — ну не будьте же детьми! Множество веток, стрелок — это всё случаи обвинений. Мишель Жуве говорит о сне: «открытые пути …должны были вывести меня к свету, но, увы! — вместо этого я поехал на красный, ведущий в тоннель или тупик». Страница 273-я. Тоннель — не тупик! Свет, тьма — это вообще не толкование. Таким способом Мишель Жуве предлагает читателю не верить и всем другим его толкованиям, объяснениям и оправданиям. В последней главе он долго-долго плывёт вдоль берегов Норвегии на пассажирском теплоходе до самого Киркенеса, а потом садится на автобус, по крайней мере, думает об этом, и едет в Санкт-Петербург. Там его ждёт награда: деньги, а может быть, даже орден.

Comments are closed.