Онейрошпионаж

Онейрокритика, онейротека и онейрофизиология уже существуют. Почему не быть онейрошпионажу? К тому же, — по сути, — это именно то, чем занимаются персонажи романа «Похититель снов» французского онейролога Мишеля Жуве. Издательство «Время». Москва. Перевод В.М.Ковальзона и В.В.Незговоровой. 2008-й год. Тета-ритмическое прослушивание. Гиппокампальная разведка. Онейропрогнозирование. Мишель Жуве высказывает подозрение, что русские выкрали у него молекулу, которая может стать частью опытов по изменению личности человека. Почему русские? Потому что «…американцам и японцам… [теория программирования личности] неинтересна — слишком сложная. Похоже, этим больше интересуются русские». Страница 178-я. Ум есть улика. Называются имена русского и немецкого — последний, как следует из подстрочных примечаний переводчика, тоже русский, — физиологов. Косвенные же данные говорят о том, что Мишель Жуве, главный герой романа, сам продал русским заветный порошок. Мог продать. Вдруг он переезжает из грязелечебницы в самую дорогую гостиницу Венеции, посещает самый дорогой венецианский ресторан, покупает антикварную трость с двумя встроенными ампулами, назначенными им якобы для спиртных напитков, «ролекс» в жёлтом корпусе за тридцать тысяч долларов, вставляет бриллиант в левое, — а хотел в правое, — ухо, вообще чудит. Признанному чудаку — «хромому дервишу», например, — не надо искать оправданий — он сам себе опрадание. «…не нужно обращать внимания на странности старого чудака-учёного. Возможно, у него какая-то тайная связь в Венеции. С мужчиной? О нет! Определённо с женщиной…» Страница 197-я. С русской разведкой, да. Мишель Жуве совершает традиционное для шпионской истории немотивированное путешествие (прогулку), но необыкновенно увлекательное. Антиквар показывает главному герою основные приёмы самообороны при помощи трости — «укрыться за шипами роз» и «фуэте». Парикмахер, оказавшийся по совместительству френологом, объясняет значение бугорков и шишек на его черепе для его психической жизни. За триста долларов ему удаётся получить сеанс онейросексологии, который, впрочем, свёлся к «мануальной стимуляции эректильных нервов Экарта». В одном из музеев он рассматривает бронзовые статуэтки, изображающие спящих юношей с громадными фаллосами «…в состоянии полной эрекции», — страница 193-я, — по поводу которых довольно глупо замечает: «…значит, римляне уже знали, что эрекции могут происходить во сне». Страница 193-я. Он знакомится с работой венецианских карманников, вызывающей текст со сновидческой логикой, в который вплетаются остатки других снов. «…я редко вижу сны про Россию. Кроме разве что одного случая, связанного с крейсером «Аврора»… но, когда я нахожусь в полудрёме, у меня часто бывают грёзы или всплывают старые воспоминания о Санкт-Петербурге». Страница 215-я. На что переводчик бесцеремонно замечает: «…современная сомнология  проводит чёткое различие между эмоционально-насыщенными сновидениями, происходящими во время парадоксальной фазы сна, и неэмоциональными гипногагическими галлюцинациями, возникающими при засыпании». Страница 216-я. На странице 218-й к путешествию добавляются букинистические издания по мнемотехнике и нумерологии. Шпионское онейрическое варево готово. Кому-то бредить.

Comments are closed.