Чернодырка втянула японку

Недавно спрашивал себя: «Почему цветением сакуры любуются, а полётом тополиного пуха — нет?» Опоздал с вопросом на семь лет, а может быть, и на дольше. В 2003-м году эксмо (Москва) и «Домино» (Санкт-Петербург) издали сборник рассказов Масахико Симады «Царь Армадилл», а в его составе рассказ «Чернодырка» (именно «Cherunodiruka») в переводе А.Кабанова. Настоящий хит, ударный номер и жемчужина сборника. Семь лет назад японцы уже любовались тополиным пухом! «…в Ленинграде порой белых ночей идёт снег. В лучах заспанного жаркого солнца, не тая, падают лёгкие снежинки. Прояснится ли в небе или пойдёт дождь, им всё равно — снежинки будут продолжать кружиться. В холод и в жару — они будут падать, когда придёт их пора. Чтобы разобраться, что же в самом деле представляет собой этот снег, я решил поймать снежинки, летевшие прямо на меня. …то, что казалось снежинками, было тополиным пухом». Страницы 139-я и 140-я. Целая, исполненная поэзии, страница! Японка приезжает в Ленинград, где она несколько лет назад училась. Начало, по-видимому, девяностых годов. После трёх месяцев жизни на Неве она решает, во-первых, не возвращаться в Токио, во всяком случае, немедленно; во-вторых, расстаться со своим любовником. Ленинград — сильнодействующее психотропное средство. Между поэзией и последующим действием есть прокладка из Петербурга Достоевского — подозрительно. Вскоре она знакомится с русским, который делает вид, что не очень хорошо говорит по-английски и по-японски. Японка делает вид, что не очень хорошо говорит по-русски. Русский уговаривает её посетить его родной город, расположенный в ста километрах от Ленинграда прямо на финской границе. Тут же подворачивается водитель, готовый отвезти их в… Чернодырку, да. Водитель старательно делает вид, что говорит по-английски с ужасным акцентом, а японского совсем не знает. Бывает. Чернодырка в Советском Союзе прославилась тем, что там никто ни на кого не доносил, поэтому туда бежали советские интеллектуалы и евреи. Что-то здесь не сходится: донос — занятие интеллектуальное. Надо знать о чём доносить, кому доносить и, в конце концов, уметь писать. Беженцы пользовались близостью границы для развития трансграничной преступности и установления — по примеру городов-побратимов — связей между семьями-побратимами по всему миру. Японка после двухдневной пьянки получает предложение побрататься с семьёй теневого мэра города. Световым мэром города работает потомок князя Потёмкина, заметьте. Мужчины, согласно принципам этой семьи, «…должны жениться на иностранках». Страница 159-я. А женщины? Они должны думать о душе. «Посмотрите на мою бабушку! Она прямо купается в материальных благах, но тщательно сохраняет свою душу». Страница 156-я. У японцев на месте души пустота, но это не проблема. «…ты не согласишься выйти за меня замуж? …я приеду к тебе в Токио. …я тоже непременно вернусь в Чернодырку. Этот город мне почему-то очень понравился. …ей захотелось быть втянутой в эту Чёрную Дыру». Страница 160-я. Приятно слышать. Но, к сожалению, так и не стало ясно, чья шпионская школа лучше — русская или японская.

Comments are closed.