Ангелов падёж

Или эманация. Или истечение Божества в низшие сферы Универсума. В новелле «Дельфин в пустыне» Масахико Симады один из участников событий объясняет, как это происходит технически. Новелла напечатана в сборнике «Царь Армадилл» сразу же за новеллой «Иудейский молокосос». Издание эксмо и «Домино». 2003-й год. Перевод Т.Соколовой-Делюсиной. Москва и Санкт-Петербург. Земля, как известно, одна из сфер. Над ней находится сфера Неба, населённая ангелами. «…когда у ангела …появляется воля и память, когда в своих рассуждениях он начинает руководствоваться логикой, тогда он перестаёт быть ангелом. …настоящие ангелы не рассуждают …попытки объяснить …[Вселенную] логически нарушают гармонию и порождают хаос. А хаосом правит Дьявол …ангел, вызвавший к жизни Дьявола, теряет свободу и перестаёт жить в согласии со вселенской истиной». Страница 44-я. Почему у ангелов появляется воля и память не объясняется. Но главное, отсюда недалеко до суда и пожизненной ссылки на Землю. «…меня заставили проглотить десять грузовиков гальки затем, чтобы я уже никогда не смог подняться к Небу…» Страница 37-я. Интенсивность падения ангелов в наше время по сравнению, например, со Средними веками резко увеличилась. Расстояние между Небом и Землёй уменьшилось и в семантическом, и в аксиологическом смысле. Среди ангелов появляются не только ссыльные, но и добровольцы. Ангел, главный герой новеллы, застаёт одного такого тэйсинтая  поющим в караоке-баре. Из-за увеличения доли ангелов в составе населения, ситуация на Земле постепенно меняется. Нельзя сказать, что в лучшую сторону, но, как утверждает Масахико Симада, «…скоро Рай упадёт на Землю». Страница 46-я. Возникнет, по-видимому, новая сфера Универсума, промежуточная между Землёй и Небом — Рай Земной. Идее эманации в новелле соответствует игра на понижение: в конце концов, возникает бумажная облатка, пропитанная неназванным зельем, а возникший между двумя ангелами вихрь отношений, крутится вокруг пениса старшего из них. Старшему ангелу сорок один год — на Земле возраст ангелов не меняется до самой их смерти, — младшему восемнадцать. Старший из них — рассказчик. В новелле «Иудейский молокосос» так же действует пара героев:  французский  и  японский разведчики. Французу сорок один год, японцу двадцать пять. То, что они разведчики — это их взаимные подозрения. Рассказчик — младший из них. Две новеллы дополняют и развивают идеи друг друга. Принадлежность героев к тайной общности прикрыта, в одном случае, избыточным слоем штампов массовой культуры и шизофренией, во втором — наркотическим трипом и гомосексуальностью. Образ пустыни встречается там и там. Но если «еврей в пустыне» из «Иудейского молокососа» сразу же приводит на ум народ, бредущий за Моисеем, то «дельфин в пустыне», хотя у него есть своя собственная логика,  понятен  только изнутри новеллы Масахико Симады. Старшие ангел и разведчик дают наставления своим младшим товарищам и одновременно восхищаются ими — ангелом, добровольно ставшим дельфином, и японцем, добровольно ставшим евреем.

Comments are closed.