О словах и людях

Жалко мне некоторые слова. Живут они себе в своём маленьком уютном мирке, где все их знают, понимают, где все их любят, как любили бы их папа и мама, будь они детьми, где их лелеют, холят, где их лечат, если они болеют, где над ними колдуют мудрые волшебники, и где их, если будет на то воля Божья, хоронят в словарях. Это счастливцы. А бывает чья-то безжалостная, а чаще всего просто дурацкая рука, вдруг вырвет их из такого милого их сердцу контекста, и начнёт таскать по всяким подворотням, по грязным закоулкам, по притонам, по подвалам, и сделается слово-проститука — вчера ещё оно принадлежало одному какому-нибудь прекрасному смыслу, а сегодня — его можно писать на заборе. Несчастные, замызганные, готовые на любую услугу. Помню обманутого, завшивевшего ваучера: только что он толкался среди интеллигентных бухгалтеров и экономистов, а вот он уже бездомный, пропившийся и похороненный как неизвестный. А вот бредёт замурзаный «внятный». Манкурт. Не помнит он, что ещё пять лет назад сопутствовал «явственно слышному». Сегодня он всё, что хочешь — некрасивый собрат прекрасного когда-то «как бы». Или «олигарх» — порождение древней истории, спутник плутократов, аристократов и номархов. А сейчас? Кажется, назовись олигархом на улице — получишь пендель и всё. Жалко слова. Бывают и у них судьбы такие тяжёлые, как у людей.

Comments are closed.