По пище

Теперь по пище. Только что был в продуктовом магазине, рядом с домом, перевёл через терминал остатки долга Международному валютному фонду, и слышал, как одна бабушка ворчала: «Скоро нас совсем отучат исть!» Хорошо сказала, бабушка!  Крепко! Надо слушать, что народ говорит! А ведь сколько времени мы до сих пор тратим на пищу, хотя проводим реформы, считай, уже не менее двадцати лет, — этого умом не постигнуть: на приготовление, на мысли о ней, на пережаривание, на переваривание, на, в конце концов, испражнение. На обсуждение. А если б не тратить, не исть, как бабушка говорит? Посмотрите сколько кругом разинутых жадных ртов: дай инвестиций, дай инвестиций! Мы не можем их дать — мы их про-е-да-ем! Мы их прожираем! Народ давно схватил проблему: надо уходить от пищевой зависимости. Надо разорвать эту позорную пищевую цепочку. Надо разрушить пищевую пирамиду, доставшуюся нам в наследство от тоталитаризма. Аскетизм, голодовки, диеты, посты, — это всё проявления стихийного сопротивления пищевому гнёту. Тайная антипищевая пугачёвщина. А элиты молчат! Не хотят обсуждать никаких вопросов бытия. Уходят от вопросов. Мы не можем пустить процесс обезпищевления на самотёк. Здесь ненароком можно задеть такие острые проблемы, что рады не будем. Отказ от американских окорочков едва не вызвал третью мировую войну, а мы говорим о полном отказе от пищи. Надо идти к нему постепенно, шаг за шагом, не торопясь, но и не медля. Первым делом надо укрепить вооружённый силы. Без мощной армии процесс отказа от пищи невозможен. Придут все эти производители зелёных горошков и будут нас кормить насильно, через трубочку. Через зонд. А мы не можем допустить зондирование населения. Затем, я думаю, следует выбрать социальные группы, наиболее склонные к пищевому воздержанию, вроде старичков и старушек, наших ветеранов, и помочь им. Запрет рекламы всего съестного был бы очень кстати. Теперь конкретно: кто за то, чтобы объявить великий пост от парламентских выборов до президентских с последующим продлением на пять лет, прошу голосовать. За, против, воздержались. Единогласно. Теперь по вину. 

Comments are closed.