Буш, динго, кенгуру

Анатолий Софронов пишет в предисловии к сборнику «Современная австралийская новелла», который издал «Прогресс» в 1980-м году в Москве на странице 9-й: «Австралийцы любят природу, любят свой буш, динго и кенгуру». Олимпиада Олимпиадой, а литературная жизнь не затихала ни на секунду. Укреплялись культурные связи между Советским Союзом и зелёным, на тот момент, континентом. «Сторонников их защиты от безжалостного истребления под знаменем буржуазного прогресса с каждым днём становится всё больше и больше». Ну хорошо же, правда? Ну, скажите, что хорошо! Сторонников их защиты под знаменем буржуазного прогресса. Безжалостного истребления становится с каждым днём всё больше и больше. «Эта проблема занимает не только Питера Кауэна в рассказе «Трактор»…» Какая проблема, блин? «Появление в литературе Австралии первого писателя-аборигена Биримбира Вонгара вызвало у нас серьёзный интерес к его творчеству». Да уж… Жило-было творчество писателя-аборигена, но никому оно не было интересно у нас. А вот в других странах им шибко интересовались. Но когда появился сам писатель-абориген Биримбир, оно вызвало серьёзный интерес. Только объединившись, писатель и творчество могут вызвать интерес, если же каждый из них идёт своим путём — интерес не придёт. В это же время сэр Малькольм Брэдбери пишет выдающийся роман «Обменные курсы». А кто ему запретит? Софронов? Социалистическая Австралия. Первомайские лозунги: «Австралийцы, любите свой буш, динго и кенгуру! Защищайте сторонников буржуазного прогресса от безжалостного истребления!» Жаль, не состоялось. Но в каждом уголке Земли советский писатель находил Общество дружбы с ссср, а во главе общества обязательно стоял какой-нибудь выдающийся писатель. В Австралии, например, это был Алан Маршалл. Золотое было времечко. Кончилось. — Бушь, динго, кенгуру? — Буду.

Comments are closed.