Таёжная жажда

Кругом реки, ручьи, речки, в том числе подземные, родники, болота, колодцы, молоко в кринках, но героев мучает такая жажда, словно они не в тайге, а в пустыне. Случаи утоления жажды описываются многократно и с особым подъёмом. Однажды героям достаётся вода в пузырьке из-под одеколона — они с наслаждением пьют пахучую жидкость. Им приходится пить даже жижу из луж — потом они с извиняющейся улыбкой смотрят друг на друга. Они пьют даже твёрдую пищу: «…не жуя, а высасывая хлеб…» Речь о положительных персонажах. Повесть Евгения Максимовича Титаренко «Открытия, войны, странствия адмирал-генералиссимуса и его начальника штаба на воде, на земле и под землей». Любимая, чёрт побери, книга моего детства. В детстве я пользовался изданием Центрально-Чернозёмного издательства 1966-го года. Отрицательные персонажи просто спиваются. «…костер бандиты не хотели разжигать… Но когда выпили водки, осмелели и разожгли небольшой… Потом открыли новую бутылку водки. … — Давай выпьем… Трещит, собака!.. — Во-во! — обрадовался Проня. — Давай. Выхватив из мешка непочатую бутылку водки и дюралевую кружку, …наполнил кружку, почти до краев, подал ее чернобородому, сам дотянул остатки прямо из горлышка. …чернобородый залпом опрокинул кружку. Развязал мешок, вытащил луковицу, откусил от нее прямо с кожурой, ткнул Проне еще одну бутылку. — Открывай эту… Проня с готовностью открыл вторую. Чернобородый внимательно наблюдал за ним, как он делит водку, и, может быть, поэтому Проня разделил вторую бутылку поровну. …бандиты вскрыли какие-то консервы, опять достали водку и долго ели в мрачном, холодном молчании… Разговор начался, когда опорожнилась и полетела в воду первая бутылка. …разговор принял критическое направление после того, как бандиты, опорожнив еще одну бутылку… — Давай пить, что за глупости!.. Шуток не понимаешь! И они медленно расслабились оба. …чернобородый налил в кружку водки. Слышно было, как постукивает о дюралевую кромку стеклянное горлышко бутылки. …чернобородый вылил в кружку ровно половину… Проня взял кружку. Оба разом приложились к своей водке, вместе начали тянуть и каждый глоток делали вместе… бандиты одновременно допили водку, одновременно оторвали свои посудины от губ, стали одновременно опускать: Проня — кружку, а чернобородый — бутылку… не оставляя ружья, быстренько собрал хворост вокруг, запалил костер… Потом, нимало не отдышавшись, достал уже распечатанную бутылку и прямо из горлышка опрокинул в себя сразу треть ее содержимого. Сморщившись, посидел не двигаясь. Потом набросился на еду. Выпил еще…» В итоге бандит Проня, загубивший своего напарника, потерявший ящик с сокровищами (не с водкой) и оставшийся один в тайге, впадает в болезненное состояние близкое бреду преследования. «…- Где?! Где?! — закричал он. — Я убил тебя! Ты не можешь! Кто ты?! Страшен был этот дикий крик. — Я убил тебя! Слышишь?! Убил! Отдай! Слышишь?! Кто ты?! Отдай!..» Герои выкрали у бандита водку и вылили её в костёр. Евгений Максимович Титаренко жизнь знал. Водка в костре — какой мучительный символ!

2 Responses to “Таёжная жажда”

  1. sergei:

    водка в огонь, это жертвоприношение духам (у монгольских народов, во всяком случае)
    так что есть о чем подумать, там же где-то и тарбаганы рядом

  2. tarbagan:

    Да, скорее всего. Титаренко алтайский хлопец!