Consensus gentium

То есть согласованное убеждение многих людей. Не приходит на ум сказать, что все кругом коммунисты. А вот сказать, что все кругом фашисты — приходит. Приходит на ум одному парню из романа Умберто Эко «Таинственное пламя царицы Лоаны». Граньола его звали. Издательство «Симпозиум». Санкт-Петербург. 2008-й год. Перевод Е.Костюкович. Возможно, коммунизм — учение более элитарное, чем фашизм. Менее народное. А возможно, всё зависит от точки зрения: если смотришь на фашизм со стороны, то кажется, что кругом фашисты за исключением наблюдателя. А если изнутри, то ясно видишь, что фашисты далеко не все. Парень, о котором рассказывает Умберто Эко, анархист. Отсюда, наверное, проистекает его панфашизм. «…я сказал ему, что читаю «Сердце» Де Амичиса, а он на это начал уговаривать меня выкинуть «Сердце» на помойку, потому что Де Амичис фашист». Страница 414-я. Хотя Де Амичис умер ещё в 1908-м году, за четырнадцать лет до начала фашистской эры. Не фашистов тоже не так уж мало — Сократ, Бруно, Бакунин, Кампанелла, Галилей, Иисус Христос, — но с фашистами не сравнить. Гегель? «…по мнению Гегеля, не господь бог, а государство должно быть везде и во всём. Так что Гегель был фашист». Страница 415-я. Бог — тоже фашист, потому что заповеди, которые он даровал Моисею, за исключением первых четырёх — «не убий, не укради, не лжесвидетельствуй и не желай жены ближнего» — фашистские. А Моисей исполнил. Так что и Моисей. Например, «…чти день субботний» значило — соблюдай всевозможные ритуалы, а ритуалы были нужны, чтобы душить народ… «не прелюбы сотвори» …такое великое дело, скрижали завета, растрачиваются на такую ерунду, как рукоблудие. …что прикажете делать вместо этого? …кто знает, что имели в виду евреи под этим словом «прелюбы»? У них масса самых разных категорических запретов… Запрет на запрете! Ведь что подпадает у наших фашистов под запреты? Да что угодно. Быть холостяком запрещено — вводят налог на холостяцтво. Красный флаг поднимать запрещено. И так далее…» Страницы 418-я и 419-я. Граньола — задорный малый. Ему вскоре предстоит, спасая нескольких русских казаков-эсэсовцев, собственноручно резать немцев и кончать собой, чтобы не попасть на дыбу. Может казаться, что он слишком увлекается в своих обвинениях. Но посмотришь в итальянские биографии… Габриэле Д’Аннунцио фашист, да ещё какой. Джованни Папини фашист. Джузеппе Унгаретти фашист. Видно, так принято у итальянских мыслителей: в молодости они на время увлекутся той или другой модной идеей, а к зрелости принимают католичество и вступают в партию. А если кто не вступает, вроде Эудженио Монтале, так за это его награждают Нобелевской премией. Надо только иметь в виду, что в романе всё легко выворачивается наизнанку. Ничего буквально понимать нельзя. Обличительная речь Граньолы легко сходит за пропаганду и агитацию, но не антифашизма. И Моисей. И Унгаретти… Понимаешь? Все. И какие люди…

Comments are closed.