Ты бомбил Мальту? Нет?! Ты фашист!

В результате изысканий в библиотеке своего детства Джамбаттиста Бодони, главный герой романа Умберто Эко «Таинственное пламя царицы Лоаны», впал в некое состояние, которое описывается то как умирание, то как ад и рай, то как наркотический трип, то как кома. Умберто Эко останавливается в итоге на самом политкорректном феномене — на коме. Здесь его герою являются личные воспоминания, которые он утерял после перенесённого инсульта и которые он так упорно пытался вернуть при помощи книг. Впрочем, кома — это не окончательный приговор. Возможны другие варианты описания ситуации. Роман увидел русский свет в Санкт-Петербурге в 2008-м году в переводе Е.Костюкович. Изнутри кома выглядит не цензурируемой и не репрессивной средой. Цензоры и репрессоры, оставшиеся вовне,  довольствуются унылой энцефалограммой мозга главного героя. Его неискажённые воспоминания текут бурным потоком. Одно за другим. В детстве главному герою пришлось пережить бомбардировки родного Милана. Однажды вместе со своими родителями он прятался в подвале многоэтажного дома. Считалось, что там можно уберечься даже от прямого попадания авиационной бомбы. «Ответственным по зданию» являлся один из школьных учителей, который был членом фашистской партии и в этот раз был раздосадован тем, что «…не успел  обрядиться в свой красивый костюм центуриона милиции, с нашивками «боевая фашистская эскадрилья». Страница 387-я. Учитель когда-то был участником какого-то фашистского действа под названием «поход на Рим» и воспринимался мальчиком «…как соратник Наполеона». Но позже, после капитуляции Германии «…дед [главного героя] высказался по поводу этого «похода», что никакой это был не поход, а орава курокрадов, безоружных, разве что с парой дубинок, и захоти Его Величество, их бы раскидали двумя взводами пехоты…» И так далее. Страница 387-я. У деда сохранился старый журналистский завод, но в общем он прав, учитель — фашист. Что делал фашист в бомбоубежище? «…погуливал среди рядов, успокаивал людей, особенно уделял внимание беременным женщинам, разъяснял, что имеются отдельные преходящие неудобства и мы обязаны их терпеть во имя неминуемой победы». Страница 387-я. Что это за неудобства? Например, необходимость следить за светомаскировкой. К нарушениям светомаскировки относилось и курение. «Гудок отбоя. Семьи шумно выкатываются на улицу. …один из посетителей, дотоле никому не известный …чиркает спичкой. Учитель хватает того за руку …на войне мы или где …почему тот не выполняет комендантского распоряжения». Страница 387-я. Возникает короткая перепалка, в ходе которой выясняется, что курильщик — военный лётчик. «…я капитан ввс, летаю на бомбардировщике. А вы бомбили Мальту, могу спросить?». Страница 387-я. Учитель Мальту не бомбил. Он тут беременных женщин успокаивал. Он фашист потому что. Лётчик Мальту бомбил. Беременных женщин не успокаивал. Но он, судя по всему, не фашист. «Вот он герой!», — восклицает в своей коме Джамбаттиста Бодони. А «…устыженный учитель …лопаясь от злобы, ретируется под язвительные реплики…» Страница 388-я. Мерзавец! Милан, естественно, тоже бомбили не фашисты.

Comments are closed.