Парад победы добра над злом

В Советском Союзе военные парады на Красной площади за несколькими великими исключениями проводились в день 7-го ноября. Они напрямую отсылали зрителей к Великой Октябрьской социалистической революции и поэтому, по сути дела, не были милитаристскими праздниками, но скорее смотрами достижений народного хозяйства: посмотрите, каких успехов добилась страна благодаря Октябрю! Военные парады стояли в ряду с сельскохо-зяйственными выставками, космическими полётами, спартакиадами, олимпиадами школьников по математике, чемпионатами страны по шахматам и Москвой — городом коммунистической культуры. Тема Великой Отечественной войны во время их проведения звучала, но была одной из тем внутреннего, замкнутого, эзотерического действа. Имя врага называлось, но, в общем, это было имя «синие», как на учебных военных картах. Парад Победы 9-го мая имеет совсем другое значение. Действо его направлено во вне, оно открыто или, говоря прямо, экзотерично. Отсылки парад Победы даёт во множестве, а те в свою очередь порождают новые отсылки. Называется имя врага — нацизм или, в более прямо-линейной форме, нацистская Германия. Но нацизм — это идеология. Русские сражались против идеологии. Точно так же они могли сразиться с романтизмом или с конфуцианством и потерять двадцать шесть с половиной миллионов человек. Не двадцатый век изобрёл моду на идеологические войны, но он сделал её повсеместной: немцы (немцы, а не нацисты) бились против большевизма (а не против русских); русские (русские, а не большевики) сражались против нацистов (а не против немцев). Выведение своего противника в область идеологическую имеет, по-видимому, тот смысл, что живой немец и живой русский могут при случае объясниться и оправдаться, а идеологии беспомощны — что на них повесят, то они и понесут. Поверженному противнику, кроме того, надо предоставить лазейку: я не нацист — я немец; я русский, а большевиков и на дух не переношу. Союзники, конечно, не подвергаются идеологизации — они остаются американцами, поляками, французами и англичанами, то есть людьми. Француз-нацист перестаёт быть французом. Мы же сами — дети Чапаева, внуки Суворова, а не племянники мыслительных конструкций из «Немецкой идеологии». Но при этом русские при ближайшем рассмотрении оказываются несколькими союзными племенами, оставшимися в истории под именем советского народа. Немцы в свою очередь переливаются всеми цветами объединённой  арийской радуги от белокурых бестий до еврейских обозников венгерской армии. Ещё один шаг прочь от идеологий — и едва ли не каждое племя распадается на союзников и противников. Или, точнее говоря, на союзников и противников самого себя. Логично поэтому было бы предположить, что и парад Победы однажды распадётся на два отделения: парад армий, которые победили нацизм, то есть объединённую Европу, во-первых, и шествие пленных тех армий, которые сражались на стороне нацизма, то есть практически всех армий Европы за редким исключением, во-вторых. Многим придётся принять участие и в первом и во втором отделении. В том числе и русским. Следуй логике — и придёшь к чудесам, каких свет не видывал.

Comments are closed.